16 февр. 2013 г.

Информвойна, манипулирование и «волна интереса»

Информвойна, манипулирование и «волна интереса»

Использовать всплеск интереса пользователей к теме в качестве «паровоза», для продвижения чего-то, научились давно. В том числе и для продвижения некой мысли, сообщения — в общем виде информации. А это уже инструмент информационной войны. Ведь используя естественный интерес людей к чему то, вполне можно этих людей ознакомить со своей идеей, пусть даже эта ваша идея никак не увязывается с первоначальным интересом. При этом эксплуатируется простое любопытство юзеров и особенности распространения информации в интернете.

Наша реклама на вашем метеорите
цитата «Сегодня примерно в 9:20 в Чебаркульское озеро упал метеорит.»

Шутить по этому поводу люди начали сразу, даже не разобравшись, что толком произошло. Но если кто-то обсуждал «звездочку с неба для самой красивой девушки Челябинска» и «доставку почтой России к 21.12″, то чьи-то идеи были более практичны: «Вылетели окна? Надо было покупать в нашем салоне!», ведь хэштег #RussianMeteor вошел в мировые тренды после обеда и до сих пор занимает первое место..
А самые смелые челябинские предприниматели решили даже дать рекламу в Яндексе по ключевому слову «метеорит».

Корреспондент SearchEngines.ru обратился к менеджеру компании himchistka-mebeli74.ru с вопросом о том, насколько такая реклама имела смысл.
«По данным метрики по этому объявлению отказов 50%, глубина 1,1, среднее время 22 секунды. Из ста человек нормально на сайте почитать остались человек 10. То есть на каждого из них потратилось примерно по доллару. Как показатель отказов и время просмотров, так и цена посетителя, который заинтересовался нашими услугами — для нас не очень интересные. Мы просто хотели, чтобы как можно больше человек узнали о нашей услуге. Потом как захотят почистить диван, вспомнят, пойдут искать — и тут нас опять найдут. Звонков, конечно же, нам эта реклама не прибавила.»

«Не особо готовы мы были к такой рекламе. Только во второй половине дня догадался поставить объявление. Текст тоже криво написал, но там скорее скорее надо было в количество символов уложиться. Сейчас, конечно, надо подготовиться на будущее, у нас тут то бром вытечет, то метеор упадет. Мы вот диваны отлично чистим, а реклама для нас пока далёкая наука.»
Интересно, что, несмотря на то, что в Директе не приветствуют «имиджевую» рекламу, объявления были пропущены и провисели несколько часов, хотя потом и ушли обратно в состояние «на модерации».
Тем не менее, скриншоты рекламы очень быстро появились в социальных сетях, ими делились десятки людей, количество их просмотров наверняка можно считать десятками тысяч.
Специалисты по рекламе практически единодушны в своей оценке скорости реакции на событие: очень здорово сработали те, кто сообразил, как привязать услуги своего бизнеса к актуальным новостям, хотя, конечно, вряд ли кто-то сразу по такому объявлению что-то купит.
Так что вполне возможно, что при целенаправленном поиске знакомый сайт и знакомое название будет учтено при выборе компании, которая занимается чисткой мебели в Челябинске.

15 февр. 2013 г.

Новый род ВС, или новый вид?



Министерство обороны готовится к полномасштабной войне в виртуальном пространстве

Министр обороны РФ Сергей Шойгу предложил главным оперативному управлению (ГОУ), организационно-мобилизационному управлению (ГОМУ) и ряду других подразделений Генштаба завершить проработку создания киберкомандования, пишут «Известия».

По словам источника «Известий» в Минобороны, «Генштаб должен представить доклад с обоснованием и сроками реализации. Сроки я назвать не могу, но речь идет о нескольких месяцах».

Собеседник «Известий» отметил, что «будущее киберкомандование во многом повторит функции и структуру американского USCYBERCOM – United States Cyber Command».

Как напоминает газета, впервые планы по созданию киберкомандования огласил зампред правительства Дмитрий Рогозин в марте прошлого года.

По данным «Известий», «нынешнее поручение С.Шойгу касается уже практической сферы, а не принципиальной. Если план ГОУ и ГОМУ будет утвержден политическим руководством России, то базовый уровень киберкомандования появится уже до начала 2014 года».

Источники «Известий» отмечают, что «особых сложностей в создании этого уровня не ожидается. Не определен только статус командования».

«Киберкомандование предлагается сделать главным управлением Минобороны, а не Генштаба, или командованием рода войск наряду с воздушно-десантным или ракетным стратегического назначения (РВСН)», – пишут «Известия».

Мир в сетях тотальной слежки

Мир в сетях тотальной слежки
Никита Сорокин

Выкладывая в Интернете свои личные фотографии с комментариями, большинство пользователей не задумываются о том, что добровольно ставят себя под контроль множества заинтересованных лиц и организаций. Ряд компаний, специализирующихся на программном обеспечении, разрабатывают софт для отслеживания деятельности людей с помощью этих данных (АУДИО)
Видимо, чтобы не провоцировать ненужные дискуссии, подобные разработки ведутся, как правило, в тайне. На днях журналисты британской газеты The Guardian рассказали о новейшей компьютерной программе RIOT (Rapid Information Overlay Technology), созданной американской оборонной компанией Raytheon (мы уже писали о ней). Обрабатывая и сопоставляя массивы информации, собранной на таких популярных сайтах, как Twitter, Facebook, Foursquare и им подобных, софт способен реконструировать практически во всей полноте повседневную жизнь «объекта» наблюдения. Одного или многих.

Наблюдатель не только получит подробную структурную схему взаимоотношений индивида с его онлайн-друзьями и даже находящимися за пределами соцсетей коллегами, знакомыми, близкими и дальними родственниками. В буквальном смысле на картинке будет представлена карта основных передвижений «объекта» с подробным указанием маршрутов и остановок. На основе анализа информации из социальных сетей программа RIOT составляет чуть ли не нравственно-психологический портрет человека, включающий его привычки, слабости и даже потенциальные мотивы тех или иных действий.

Судя по всему, описанные выше технологии слежки были разработаны компанией Raytheon еще до 2010 года, в котором доступ к ним получили американские правительственные ведомства и соответствующие исследовательские организации. Эти технологии, по идее, должны способствовать удовлетворению растущих запросов системы национальной безопасности США. По утверждению представителей Raytheon, компания до сих пор никому не продавала свое ноу-хау. Однако в соответствии с американскими нормами экспортного регулирования программа RIOT относится к категории «EAR99», которая в большинстве случаев допускает поставку продукта покупателям без предварительного лицензирования.

Подобные разработки, естественно, вызывают обеспокоенность у правозащитных организаций, пытающихся всячески бороться с незаконным вмешательством в частную жизнь граждан. По словам Джинджер Маккол (Ginger McCall) из Electronic Privacy Information Centre, социальные сети далеко не всегда сообщают о том, какой информацией они делятся и с кем. Пользователи размещают в соцсетях частную информацию для своих друзей, помимо которых ее просматривают государственные служащие, либо эти данные анализируются программами, аналогичными RIOT.

В принципе, все мы уже несколько лет живем «под колпаком», потому что сами добровольно выкладываем о себе достаточно много информации в соцсетях, в блогах и на различных интернет-сервисах, уверен медиаэксперт и член Общественной палаты РФ Антон Коробков-Землянский. В интервью «Голосу России» он заметил:
«То есть все те данные, которые мы зачастую в открытом доступе оставляем в сети, их несложно собрать даже с помощью сегодняшних поисковых систем, не говоря уже о специальном каком-то программном обеспечении. Поэтому тут вопрос в том, кому может понадобиться за нами следить. Если не учитывать злоумышленников, у которых свой противозаконный интерес, это крупные рекламные компании и бренды, транснациональные корпорации, которые, зная мотивы нашего поведения, какие-то привычки, могут нам предлагать товар, специальную таргетированную рекламу. Естественно, подобные средства контроля не эксклюзив спецслужб, их разрабатывают частные компании во всем мире, и нет никаких гарантий, что они не попадут в руки каких-то злоумышленников. Речь может идти о террористах, речь может идти и о тех, кто хочет за наш счет поживиться».

Правоохранительные органы, спецслужбы с помощью социальных сетей могут довольно-таки эффективно отслеживать и контролировать людей, замечает генеральный директор Агентства разведывательных технологий «Р-Техно» Роман Ромачев. Но о какой-то тотальной слежке речь не идет, подчеркнул он в интервью «Голосу России»:
«Глобально за всеми подряд следить никому не нужно. Здесь можно говорить о том, что за вами будут следить те, кому это надо. Соответственно, если вы выкладываете о себе определенную информацию в социальных сетях, то будьте готовы, что эта информация может быть использована против вас. Например, не рекомендуется выкладывать информацию о своей семье, фотографии своей семьи, информацию о местах, которые вы посещаете, данные о своей недвижимости, о своих транспортных средствах. Так или иначе информацию из социальных сетей очень активно используют все, кому надо, и поэтому это всего лишь один из инструментов анализа этой информации».

По мнению Романа Ромачева, создание таких программ, как RIOT, — это лишь очередной, предсказанный и ожидавшийся этап в общем развитии Всемирной паутины.
Но если можно как-то минимизировать негласное наблюдение постороннего софта за своей персональной деятельностью в Сети, то полностью избежать контроля уже не удастся. Потому что Интернет давно перестал быть анонимным, нам все время приходится там в той или иной форме представляться, будь то при совершении покупок или регистрации на каком-либо сервисе. Ведь, несмотря на все заверения безопасности и конфиденциальности, всё, что мы оставляем в Сети, где-то сохраняется.

Впрочем, мы довольно стремительно приближаемся к тому, что следить скоро за нами будут везде – и в виртуальном, и в реальном пространстве. Уже сегодня в крупных городах видеокамеры установлены на каждом углу – на перекрестках, в магазинах, отелях, ресторанах, офисах, столовых, кабинетах и даже в сортирах. А в США оборонная компания DARPA работает над проектом Cognitive Engine по созданию кибернетического комплекса, способного распознавать потенциальных преступников в больших скоплениях людей. По замыслу разработчиков, система при помощи видеокамер, установленных в общественных местах, будет определять в толпе преступника или террориста по его подозрительному поведению. В электронном банке данных будут заложены паттерны – модели нормального поведения и поведения подозрительного. Задача ученых – научить программу различать видеообразы, соответствующие тем или иным моделям.

Не исключено, что постепенно воплощается в реальность антиутопический фильм Спилберга «Особое мнение», где полиция пользуется умопомрачительной системой, предсказывающей преступления. По сюжету, даже не намерение, а просто мысль о преступлении является основанием для ареста или уничтожения потенциального нарушителя закона.
Впрочем, это может хоть и близкое, но все же будущее. Если верить экспертам, то пока ни сетевой контроль, ни видеонаблюдение не угрожают среднестатистическим гражданам. Если у них нет проблем с законом и они не выделяются слишком большим достатком, то им не стоит опасаться попасть в поле зрения спецслужб, международных мошенников, преступников и террористов.


14 февр. 2013 г.

В США учреждена медаль "за хакерские заслуги"

В США учреждена медаль "за хакерские заслуги"

Американские власти будут награждать медалью солдат армии, принимающих участие в кибер-войнах и проявивших себя на службе. Об учреждении новой награды сообщается на официальном сайте Министерства обороны США.

«Новые возможности, которыми располагают американские военнослужащие, позволяют им сражаться с врагом и менять ход битвы, находясь в удаленной точке, - заявил министр обороны Леон Панетта (Leon Panetta). - К сожалению, не существовало наград, которые такие люди могли бы получить за свои заслуги».

«Новая медаль является нашим признанием выдающихся достижений, которые оказали прямое влияние на ход событий, но не включают проявление мужества и не связаны с жизненным риском, которые присущи реальному бою», - пояснил Панетта.

Американские власти будут награждать медалью солдат армии, принимающих участие в кибер-войнах и проявивших себя на службе. Об учреждении новой награды сообщается на официальном сайте Министерства обороны США.
«Новые возможности, которыми располагают американские военнослужащие, позволяют им сражаться с врагом и менять ход битвы, находясь в удаленной точке, - заявил министр обороны Леон Панетта (Leon Panetta). - К сожалению, не существовало наград, которые такие люди могли бы получить за свои заслуги».
«Новая медаль является нашим признанием выдающихся достижений, которые оказали прямое влияние на ход событий, но не включают проявление мужества и не связаны с жизненным риском, которые присущи реальному бою», - пояснил Панетта.
Подробнее: http://www.cnews.ru/top/2013/02/14/v_ssha_uchrezhdena_medal_za_hakerskie_zaslugi_519018
Американские власти будут награждать медалью солдат армии, принимающих участие в кибер-войнах и проявивших себя на службе. Об учреждении новой награды сообщается на официальном сайте Министерства обороны США.
«Новые возможности, которыми располагают американские военнослужащие, позволяют им сражаться с врагом и менять ход битвы, находясь в удаленной точке, - заявил министр обороны Леон Панетта (Leon Panetta). - К сожалению, не существовало наград, которые такие люди могли бы получить за свои заслуги».
«Новая медаль является нашим признанием выдающихся достижений, которые оказали прямое влияние на ход событий, но не включают проявление мужества и не связаны с жизненным риском, которые присущи реальному бою», - пояснил Панетта.
Подробнее: http://www.cnews.ru/top/2013/02/14/v_ssha_uchrezhdena_medal_za_hakerskie_zaslugi_519018

Мировой рынок DLP-систем ежегодно увеличивается более чем на 100 млн долл.

Согласно исследованию рынка систем предотвращения потери данных (Data Loss Prevention, DLP) аналитической фирмой Gartner, его объем в 2012 г. составил 535 млн долл., что на более чем 100 млн долл. превышает значение 2011 г., когда он достиг 425 млн долл, сообщает itrn.ru.
Постоянное увеличение потерь корпоративных данных (что связано не только с внешними, но и с внутренними угрозами, а также с ростом числа пользовательских мобильных устройств, задествованных для работы в офисе) заставляет бизнес усиливать контроль за содержимым данных, в том числе и устанавливая на предприятиях DLP-системы. Аналитики полагают, что эти факторы обеспечат дальнейший рост этого рынка. Они прогнозируют, что в 2013 г. объем продаж этих систем достигнет 670 млн долл., увеличившись даже больше, чем на 100 млн.,
Gartner подразделяет системы DLP, обеспечивающие распознавание недопустимого контента в передаваемых данных, на три класса: решения класса предприятий, «легкие» DLP и канальные DLP. Первые используют сложные технологии распознавания содержимого данных, которые встроены в ПО-агента для ПК пользователя и в серверы, физические и виртуальные средства мониторинга сети и агентских ПК, а также программные средства распознавания данных. Они работают под управлением центральной станции, поддерживают принятые в компании политики безопасности и обеспечивают управление событиями.
В легких DLP используются менее сложные технологии, они поддерживают ограниченное число протоколов передачи данных (обычно – web, FTP и протоколы электронной почты). Чаще всего эти системы устанавливаются для защиты оконечных точек либо сети, либо систем распознавания данных. Их возможности управления тоже ограничены.
Канальные DLP обычно интегрированы в другие средства обеспечения безопасности, например, в средства шифрования данных электронной почты. Как правило, они применяются компаниями, чтобы удовлетворить требования регулятора.
Основная (и растущая) тенденция рынка поставщиков DLP-решений – включение в их состав как можно больше компонент, которые создавали бы как бы ИТ-экосистему предприятия.
Оценивая рынок DLP в формате «магического квадранта» (см. рис.), к числу лидеров рынка Gartner относит компании Symantec, Websense, RSA, McAfee, CA Technologies и Verdasys, а к «провидцам» в терминологии квадранта – General Dynamics Fidelity Cybersecurity Solutions и GTB Technologies. Группу нишевых игроков составили Code Green Networks, Palisade Systems и InfoWatch (напомним, что об успехах этой российской компании мы писали отдельно – прим. ред.), а компанию Trustwave аналитики в сектор конкурентов.
Аналитики считают, что Symantec последовательно укрепляет свои позиции на рынке DLP-систем, но конкуренция сокращает технический отрыв лидера от других игроков рынка. Кроме того, Gartner отмечает, что CA Technologies, получившая существенную долю DLP-рынка вне своего базового рынка в США, расширяет свои технологические решения и активно использует облачные сервисы, предлагая в том числе «DLP как сервис» (DLP-as-a-service).
Вместе с тем опрос респондентов показывает, что сегодня DLP используют не совсем «типовым образом». Растет количество инсталляций, где DLP выполняет функции контроля для защиты от IP-угроз; таких применений в 2012 г. было примерно 12% от общего количества (для сравнения – в 2011 г. только 5%). Эта тенденция в основном распространена в странах Азиатско-Тихоокеанского региона и Японии.
На рынках региона EMEA, по мнению респондентов Gartner, работать непросто из-за необходимости сертифицировать систему у регулятора, требований по соблюдению национальных законов об охране личных прав и др. Однако аналитики отмечают рост внедрений DLP-систем в ряде стран, в частности, во Франции, Германии, Швейцарии, России, Турции и Саудовской Аравии.
По данным Gartner, около 35% предприятий установили системы DLP только из-за требований сетевой безопасности, 20% руководствовались необходимостью распознавания данных, а 45% требовалось защитить конечные точки сети. Однако предприятия, которые начали внедрение DLP-систем в связи с требованиями сетевой безопасности или с необходимостью защитить конечные точки сети почти все в последствии устанавливали в них и функции распознавания данных.
Интересные результаты на рынке  DLP-систем есть и у Российских компаний. Особо нужно отметить компанию Джет-Инфосистем с ее разработками и компанию NVision с целым рядом внедрений в этой области. К стати последняя (NVision) сделала ряд глобальных проектов по этой теме для госструктур. Как не давно заявил совладелец компании Дмитрий Тараба (Dmitry Taraba) - опыт NVision в области DLP-систем уже превышает аналогичный совокупный опыт других игроков рынка.

Конкурентная разведка с одной стороны и соцсети и утечка информации с другой

Конкурентная разведка и защита информации это две стороны одной медали. Нельзя эффективно собирать информацию не зная как ее защищают. И наоборот. А уж тема «соцсети и утечки информации» тем более «родственная» обеим сторонам той самой «медали». В общем еще один пример того КАК нельзя и ПОЧЕМУ нельзя.

ЦАХАЛ обеспокоен утечкой секретной информации
Высшее командование ЦАХАЛа проводит в эти дни разъяснительную работу среди офицеров и солдат о необходимости соблюдения установленных требований режима секретности и предотвращения утечки информации. Генштаб распорядился усилить охрану секретной информации, и ужесточить наказание лиц, виновных в ее утечке.
По словам начальника генштаба Бени Ганца, на данный момент Израиль находится в состоянии «затишья перед бурей». Именно сейчас враги ведут усиленную работу по сбору информации. В эру высоких технологий любое бытовое устройство может быть использовано для сбора секретных данных. Например, с помощью смартфона враг может получить доступ к военным секретам. Генерал Ганц напомнил солдатам, что утечка секретной информации может повлиять на исход военной операции и привести к человеческим жертвам.
Комиссия Винограда, расследовавшая провалы в ходе Второй ливанской войны, постановила, что многих военных неудач можно было бы избежать, если бы не произошла утечка информации и строго соблюдались все правила режима секретности и охраны информации.

12 февр. 2013 г.

Социальные сети, «Большой Брат» и конкурентная разведка

Социальные сети, «Большой Брат» и конкурентная разведка

Об активном использовании «конкурентной разведкой социальных сетей как для сбора информации и ее анализа, так и для распространения информации я уже публиковал материалы. Как и о том, что аналогичное использование ресурсов соцсетей есть и в государственных структурах - уж очень заманчиво использовать пользователей соцсетей в качестве своих агентов. Ниже очередное подтверждение тому.

RIOT: программа для слежки за гражданами через социальные сети
Cпециалисты по безопасности давно предупреждали, что власти могут начать использовать социальные сети для высокотехнологичной слежки за гражданами. Похоже, что впервые появились доказательства подобных действий. Издание Guardian получило в своё распоряжение видеозапись презентации программного обеспечения под названием RIOT (Rapid Information Overlay Technology), которое разработал американский военный подрядчик Raytheon ещё в 2010 году. Это система, созданная для быстрого извлечения информации о подозреваемых гражданах из социальных сетей, в том числе Facebook, Twitter и Foursquare.
Буквально в несколько щелчков мыши следователь получает сведения об активности подозреваемого: о его социальных контактах, карте перемещений и др. Информация извлекается в том числе из EXIF-заголовков фотографий, опубликованных в личных фотоальбомах на разных сайтах.

Представители Raytheon сообщили, что программа сделана только в демонстрационных целях и её не передавали для использования ни одному клиенту. Но у журналистов есть сведения, что разработка всё-таки была передана правительственным агентствам США, которые использовали её для создания «системы национального масштаба», способной не только собирать информацию, но якобы даже предсказывать действия граждан. Например, следователь выводит на экран информацию о подозреваемом человеке по имени Ник. Система сообщает, что Ник посещает спортзал обычно в 6 утра, чаще всего по понедельникам, судя по его чекинам в Foursquare и данным GPS с мобильного телефона. Таким образом, если нужно установить бэкдор на ноутбук Ника, то агенты легко получают нужные сведения: нужно всего лишь зайти в раздевалку конкретного спортзала в 6-20 в такой-то день.

Поисковые результаты со ссылками на информацию о подозреваемом в разных социальных сетях, архивы фотографий и проч.

Карта перемещений подозреваемого и интерфейс программы

Просмотр фотографий подозреваемого, сделанного в указанном месте (по координатам из заголовков EXIF)

Список 10-ти самых часто посещаемых мест подозреваемого

Частота посещения спортзала подозреваемым по месяцам, дням недели и времени суток

Социальный граф со списком контактов подозреваемого. При наведении мыши на каждое имя демонстрируется номер телефона и другая информация о пользователе

11 февр. 2013 г.

Яндекс и конкурентная разведка

Конкурентная разведка в интернете подразумевает в том числе и работу с блогами. И весьма полезным был сервис Яндекса под названием «Пульс Блогосферы». С его помощью можно было проследить изменение упоминаемость объекта и сравнить с упоминаемостью другого объекта…. Но увы — Яндекс решил закрыть этот сервис в связи с не востребованностью. Чтож — остается аналогичный сервис Goggle. А помните - еще у Яндекса был оператор "Линк"?...

Яндекс закрыл «Краски» и «Пульс» блогосферы
Яндекс продолжил закрытие ненужных сервисов. Перестали существовать Яндекс.Краски, приложение для рисования (работали в браузере и отдельной программой). Сегодня аналоги Красок благополучно живут внутри социальных сетей. Вариант Яндекса на фоне некоторых из них выглядел намного лучше, но, видимо, вне соцсетей подобные программы больше не нужны.
Ещё одним закрытым проектом стал «Пульс» блогосферы. Сервис подсчитывал употребления заданных ключевых слов в блогах и строил график интереса публики к той или иной теме на заданном отрезке времени. Антон Павлов, руководитель Поиска по блогам Яндекса пояснил редакции Roem.ru:
Яндекс, как и все крупные интернет-компании, периодически проводит «ревизию» своих проектов, чтобы сконцентрироваться на самых важных и профильных для себя. Так, на прошлой неделе мы закрыли Яндекс.Краски и Пульс блогосферы. В последнее время на Пульс блогосферы заходило в среднем 150 пользователей в день.
Некоторые из них, действительно, пользовались Пульсом в исследовательских целях. Мы всегда открыты для сотрудничества, по запросу на адрес info@blogs.yandex.ru мы готовы предоставлять архивы Поиска по блогам для исследовательских целей.
Ранее поисковик разделил надвое сервис Народ. Система хранения файлов под этой маркой плавно переезжает в новый Яндекс.Диск, а конструктор сайтов передан компании uCoz. Ревизия устаревших сервисов ведётся и в другой русской компании Rambler.

10 февр. 2013 г.

О Google, прогрессе и поиске информации

Перевод интервью Ларри Пейдж

Автор оригинала интервью: Steven Levy
Интервьюер: Tim O'Reilly

Tim: Google известна тем что поощряет своих сотрудников решать амбициозные задачи и делать большие ставки. Почему это так важно?
Larry Page: Я волнуюсь о том, что что-то серьёзно пошло не так с тем как мы управляем компаниями. Если вы читаете то что средства массовой информации пишут о нашей компании, или вообще о всей технологической индустрии — речь всегда идёт о конкуренции. Всё преподносится так как будто речь идёт о спортивном событии. Не легко найти примеры действительно впечатляющих вещей, которые были сделаны исключительно за счет конкуренции. Многие компании приходят в упадок со временем, потому что они имеют тенденцию делать в точности тоже что они делали раньше, всего лишь внося небольшие изменения. Это естественно для людей — заниматься чем-то в чем они точно уверены что не потерпят неудачу. Но просто постепенного улучшения недостаточно.
Таким образом огромная часть моей работы это сфокусировать людей на вещах, работая над которыми можно добиться чего-то более значимого чем просто постепенного улучшения существующего. Возьмём например Gmail. Когда мы выпустили её, мы были поисковой компанией — это был большой скачёк для нас выпустить почтовый сервис, не говоря уже о том что мы дали пользователям в сотню раз больше свободного места чем они могли получить где-либо еще. Это не что-то что могло бы произойти само собой если бы мы просто сосредоточились на постепенном улучшении.

Tim: Но вы же должны улучшать и ваши существующие продукты, верно?
Larry Page: Конечно. Но периодически, каждые несколько лет, вам следует работать над чем-то новым, что на ваш взгляд является поистине удивительным.

Tim: Теперь у вас есть отдельное подразделение называемое Google X, предназначенное для таких «moon-shot» проектов (прим. автора: не знал как это точно перевести поэтому так и оставил, здесь имеются ввиду революционные проекты вроде полётов на луну и т.п.), как например самоуправляемые автомобили. Почему вы решили что нужно учредить целый департамент для этого?
Larry Page: Я думаю нам необходимо делать прорывные вещи, а не просто улучшать то что есть и это касается всего нашего бизнеса. Но сейчас Google X делает вещи которые могут быть сделаны более независимо.
Знаете, у нас всегда есть такие споры: У нас есть все эти деньги, у нас есть все эти люди, так почему же мы просто не производим больше? Вы можете сказать что Apple делает очень небольшое кол-во вещей, и это довольно хорошо работает для них. Но я нахожу это неудовлетворительным. Я чувствую как много возможностей использования технологий для улучшения жизни людей сейчас существует в мире. В Google мы нацелены лишь на 0,1% от этих возможностей. А все вместе взятые технологические компании охватывают лишь около 1%. Это означает что 99% это возможности которые упускаются. Инвесторы всегда беспокоятся: «Ах, вы ребята собираетесь потратить слишком много денег на эти сумасшедшие вещи.» Но это как раз сейчас те самые захватывающие вещи — YouTube, Chrome, Android. Если вы не делаете что-то сумасшедшее значит то что вы делаете неправильно!

Tim: Но с другой стороны — первопроходцам всегда приходится не легко. Посмотрите что было с Xerox PARK, не похоже чтобы их фантастические инновации особо помогли самой корпорации.
Larry Page: PARC имела впечатляющую исследовательскую организацию и они внесли большой вклад в современные вычислительные технологии. Но они не были сосредоточены на получении прибыли от своих изобретений. А этого упускать нельзя. Возьмём к примеру компанию Tesla, которой я восхищаюсь. Они не просто сделали действительно инновационный автомобиль, а вероятно около 99% своих усилий потратили выясняя как сделать чтобы их продукт стал массовым и популярным и чтобы им действительно начали пользоваться. Когда я еще только рос, я хотел быть изобретателем. Но потом я понял что есть слишком много печальных историй о изобретателях, таких как Никола Тесла к примеру. Это удивительные люди, которые не имели большого влияния, по причине того что не превращали свои изобретения в бизнес.

Tim: Почему же мы не видим больше людей такого рода амбиций?
Larry Page: Не так легко достичь успеха в «moon-shot» проектах. И мы не учим людей как определять такие сложные проекты. В какую школу мне пойти чтобы меня научили над какими именно технологическими проектами мне работать? Вам вероятно понадобится довольно обширное техническое образование и знания об организации и предпринимательстве. Для этого не существует образования. Наша система обучает людей узко специализированно, и не учит как находить стоящие проекты которые могут совершить большой технологических прорыв.

Tim: Я знаю, что вы и сооснователь Google Сергей Брин давно думаете над проблемами такого рода. В интервью которое я проводил с вами обоими в 2002, вы образно описали мне спецификацию Google Glass.
Larry Page: Вы спросите почему мы тогда уже не делали их? Нам бы понадобилось огромное кол-во времени чтобы завершить такой проект! Это как с автономными автомобилями. Я хотел делать их еще когда я был с Стэнфорде. Это было более 14-ти лет назад. Единственное что изменилось с тех пор так это то что теперь мы стали способны добиваться успеха в таких сложных проектах.

Tim: Давайте пока оставим в стороне Google X «moon-shot» проекты, скажите на что тратиться ваше время в Google?
Larry Page: Большая часть моих усилий тратиться на то, чтобы быть уверенным в том, что наши ключевые продукты максимально удобны пользователям. Будь то Chrome или Search или Gmail — это все просто Google, с одним не изменным стилем. Все наши продукты интегрированы между собой.

Tim: Сейчас Google производит впечатление мощной и возможно даже пугающе мощной компании, стало ли вам теперь тяжелее внедрять существенные изменения?
Larry Page: Да это стало сложнее, но также есть и множество преимуществ. Миллиард пользователей использует наши продукты.

Tim: Но достаточно ли хорошо вы изъясняете ваши намерения? К примеру Book Search. Предоставляя возможность простого поиска среди книг всего мира, все выглядело очень хорошо. Но в итоге вы столкнулись с критикой и увязли в хронических судебных тяжбах (английский).
Larry Page: Конечно же это не приятно. Но покажите мне компанию которая бы потерпела крах из-за судебных процессов. Я просто не знаю таких. Компании терпят крах потому что они делают неправильные вещи или потому что они не амбициозны, но не из-за судебных тяжб или конкуренции.

Tim: Стив Джобс ощущал конкуренцию достаточно сильно чтобы заявлять что он готов «идти термоядерной войной» на Андроид (английский).
Larry Page: На сколько хорошо это работало?

Tim: На ваш взгляд та огромная доля рынка которую занял Андроид является убедительной?
Larry Page: Андроид стал очень успешным, и мы очень довольны этим.

Tim: Могли ли вы тогда предположить такой успех в то время когда купили маленькую компанию Энди Рубина в 2005 году?
Larry Page: Мы хорошо могли предвидеть что возможно сделать с этим, и нам не препятствовало существующее положение вещей. На то время, когда мы приобретали Андроид, было очевидно что существующие мобильные операционные системы были ужасны. Вы не могли разрабатывать ПО для них. Сравните то что было с тем что мы имеем сейчас. Поэтому я не думаю что ставка на Андроид в своё время была рискованной. Просто нужно быть убежденным когда делаешь долгосрочные инвестиции и верить в то что существующее может быть на много лучше.

Tim: Люди говорят что Google мотивируется конкуренцией в области социальных сетей, где последние два года вы много работали в одном пространстве с одним доминирующим соперником — Facebook. Вы согласны с этим?
Larry Page: У меня другие мысли на этот счет. У нас были реальные проблемы с тем как пользователи делятся информацией, как они самовыражаются и так далее. И, да, они — компания которая очень сильна в этой области. Но они также делают действительно не хорошие вещи со своими продуктами. Необходимо ли нам для успеха, чтобы какая-то другая компания потерпела неудачу? Нет. Мы на самом деле делаем что-то сильно отличающееся. Я думаю это возмутительно говорить, что в этой сфере есть место только для одной компании. Когда мы начинали с поисковика, все говорили: «У вас ребята ничего не получится, уже есть пять поисковых компаний.» Мы отвечали: «Да мы еще одна поисковая компания, но делаем что-то отличительное, что-то другое». Вот как я все это вижу.

Tim: Какова ваша оценка Google+?
Larry Page: Я очень счастлив как все прошло. Мы работаем над огромным ко-вом действительно крутых вещей. И множество из них уже скопированы у нас нашими конкурентами, поэтому я думаю мы делаем хорошую работу.

Tim: Андроид всегда гордился тем что он более открытая платформа, в сравнении с закрытым подходом Apple. Ярким контрастом этому было то как Apple убрала Google Maps из iOS6 и запустило своё собственное приложение карт.
Larry Page: Я не хочу комментировать партнёрские отношения. Но мы очень долго работали над своим сервисом карт, и это здорово видеть что люди понимают что мы вложили много усилий и инвестиций в них. Очевидно что они сейчас ценятся больше.
Вы можете иметь лучшие карты в мире, но это не будет иметь никакого значения если ими никто не пользуется. Наша философия в том чтобы донести наши продукты до как можно большего кол-ва людей. К сожалению это не всегда легко в данное время и в том веке в котором мы живём. Интернет был великолепен; мы имели возможность донести наши продукты до каждого, быстро и с высоким качеством. Сейчас мы движемся назад с этим огромным кол-вом платформ которые есть. Компании пытаются оградить всё, и я думаю это замедляет темп инноваций.

Tim: Google была оспорена на патентном фронте, вопрос был о покупке портфолио компании Motorola.
Larry Page: Мы также купили и саму компанию.

Tim: Верно. Но с тех пор компания выпускает только те продукты которые были ранее в производственной линейке. Мы не знаем какие у вас планы. Следует ли нам ожидать что Google будет таким же разрушительным и инновационным с Motorola каким он был в других областях?
Larry Page: Как мы и говорили когда приобрели Motorola, мы даём ей самостоятельность, и Деннис Вудсайд является ответственным. Но есть многое что мы хотим делать с Motorola и что хочет делать Деннис. Существует множество возможностей для инноваций в аппаратных средствах. Телефоны которыми мы пользуемся сейчас имеют стекло, которое каждый боиться разбить если уронить свой телефон. Через 5 или 10 лет все будет по другому. Грядут большие перемены.

Tim: Как мы говорили, любой кто заходит на главную страничку поисковика Google видит ссылку на информацию о притивостоянии предложению Международного Телекоммуникационного Союза, которое может ограничить открытый интернет. В прошлом году вы делали что-то похожее для спорного законопроекта SOPA. Но мы не видели тогда такого лобирования на главной странице Google.com. Почему вы делаете это сейчас? (прим. автора: похоже это интервью слегка устарело)
Larry Page: Учитывая нашу собственную историю. Когда мы запускали Google, не было очевидно что то что мы делали не будет регулироваться. Помните, в то время, люди спорили о том что делая копию файла в памяти компьютера вы нарушаете авторское право. Мы положили весь интернет на наши сервера, так что если бы это было действительно так, то прощайте поисковые движки. Интернет был довольно хорош для общества, и я думаю что лет через 10 или 20 от настоящего момента, мы будем оглядываться назад и говорить что мы были в миллиметре от регулирования до его исчезновения.

Tim: Я догадываюсь что общение с «регуляторами» не ваше любимое занятие.
Larry Page: Мне нравиться разговаривать со всеми. Это тот путь которого я придерживаюсь. Но я думаю что интернет сейчас находится в большей опасности чем это было в прошлом. Правительства сейчас боятся интернета из-за Ближнего Востока, то что я вижу это коммерческие интересы, они просто зарабатывают деньги на том что ограничивают свободы людей. Но они также увидели мощную реакцию пользователей, как это было в случае с SOPA.

Tim: Как вы поддерживаете культуру компании — включая полномочия мыслить масштабно — внутри такой огромной компании?
Larry Page: Мы среднего размера компания если учитывать кол-во сотрудников. У нас несколько десятков тысяч сотрудников. Есть организации насчитывающие более миллиона служащих. Это приблизительно в сотню раз больше нашей. Представьте что мы были бы способны делать будь у нас служащих в сто раз больше.

Tim: Вы проводите еженедельные совещания (TGIF meeting), на которых любой работник может задать вам вопрос или другому руководителю высшего звена, либо лично либо по электронной почте. Как вы сможете сохранить такой тип тесных связей если компания вырастит еще?
Larry Page: Все масштабируемо. Мы должны быть более осведомлены о разницах во времени, потому что у нас много людей находится в различных местах. Подумываем о том чтобы построить гигантское космическое зеркало, которое бы позволило осветить весь земной шар в одно и тоже время, но мы мало что можем сделать для этого сейчас. Так мы сместили наши совещания на четверг, теперь люди из Азии могут принять участие в них на протяжении их рабочей недели. Этот процесс довольно хорошо работает сейчас при наших масштабах, и я уверен это будет работать так же хорошо и для миллиона человек.

Tim: Постойте, вы уже дважды упоминаете о том что потенциально Google — компания с одним миллионом сотрудников?
Larry Page: А разве Walmart не имеет более миллиона служащих? Хорошо, возможно это не на столько важно для нас иметь миллион сотрудников, но мне нравиться думать что мы смогли построить компанию, которая действительно масштабируема до таких размеров. Мы могли бы добавлять людей и продолжать быть по прежнему истинно инновационными. Это было бы великолепно для нас. Мы одна из крупнейших компаний мира, и я бы хотел видеть что мы делаем больше, не то что кто-то другой уже сделал, а что-то действительно новое.