23 мар. 2013 г.

Мозг из машины


США и Евросоюз форсируют исследования работы мозга: правительства и крупнейшие корпорации организуют мегапроекты конструирования искусственного мозга и «нейроморфных компьютеров». Речь идет о гигантских финансовых вложениях. Кроме «Генома человека», в биологии не было проектов такого масштаба. Мы решили разобраться, на что они надеются и получим ли мы в обозримой перспективе искусственный разум.
Андрей Константинов
Человеческий мозг — самое сложное устройство в известной нам части мироздания. Каким волшебством этот розовый комок слизи рождает сознание, разум и весь субъективный мир? Как химические реакции могут определять наши душевные порывы? Как взаимодействие атомов может переходить в любовь и ненависть? Нет более интригующей тайны.
Со времен Декарта эта загадка вводила философов в ступор. Философов сменили и­сследователи — оптимистичные экспериментаторы, ищущие техническое решение любой проблемы. 1990-е годы были объявлены научным сообществом США и Европы «д­есятилетием мозга», но тайна осталась н­ераскрытой, хотя над ней в последние годы жизни с энтузиазмом бился даже великий Фрэнсис Крик, расшифровавший код ДНК. Методы изучения мозговой активности даже близко не соответствовали уровню сложности мозга — это все равно что изучать компьютер по его гудению, вертя в руках его детали.
В 2005 году журнал Science, отмечая 125-ле­­тие, опросил ведущих ученых мира о главных проблемах, которые науке предстоит решить в ближайшие четверть века. Первые места заняли два вопроса: «Из чего состоит Вселенная?» и «Какова биологическая основа сознания?».
Прошло еще восемь лет, и настало время новой попытки, гораздо более масштабной, чем все предыдущие. После столетия экспериментов и совершенствования методов наука о мозге приступает к решительному штурму этой проблемы.

«Новая космическая гонка»
В февральском обращении к согражданам Б­арак Обама заявил: «Настало время выйти на уровень научных исследований и разработок, невиданный с момента пика космической гонки». Оказалось, предпринятые правительством США сокращения госбюджета не коснутся передовых научных разработок: «Сейчас не время потрошить инвестиции в науку и инновации». Напротив, президент США предлагает «инвестировать в великие идеи» и раскошелиться на нацпроект, подобный «Геному человека».
«Каждый доллар, который мы вложили в создание карты человеческого генома, вернул по 140 долларов в нашу экономику — каждый доллар! А сегодня наши ученые создают карту мозга». Обама имеет в виду «Карту активности мозга», планируемую ведущими научными учреждениями США. Это десятилетняя исследовательская программа, требующая бюджета порядка 3 млрд долларов (на «Геном человека» потратили 3,8 млрд долларов, а в экономику, согласно правительственному исследованию, вернулось уже 800 миллиардов, и это только начало).
Не только американцы готовы вкладывать миллиарды в изучение мозга, несмотря на экономический кризис. Затянувшие пояса страны Евросоюза только что скинулись на миллиард евро ради проекта «Человеческий мозг», цель которого ни много ни мало — создать действующую модель человеческого мозга. Оказалось, прогрессу как воздух нужны мегапроекты, подобные Большому адронному коллайдеру, — без них не возникает фундаментальных прорывов, а развитие технологий уходит в совершенствование гаджетов и новых упаковок для старых идей.
В газетах пишут о начале «новой космической гонки». Мы, правда, на этот раз в ней не участвуем, у нас другие приоритеты: строительство одной только олимпийской дороги Адлер — Красная Поляна стоит дороже, чем американский и европейский проекты вместе взятые. Ну, а они-то за что сражаются?

Американский БАМ
В прошлом году в почитаемом специалистами журнале Neuron вышла статья Джорджа Чарча, профессора генетики из Гарварда, р­уководившего некогда проектом «Геном ч­еловека». Вместе с пятью коллегами он предложил начать проект «Карта активности мозга» (Brain Activity Map, или попросту ВАМ). Цель — научиться регистрировать импульсы всех нейронов в мозге животного. «Суть нашего предложения в том, чтобы создать технологии, которые позволят отслеживать каждый импульс каждого нейрона в мозге живого организма. Может быть, тогда мы поймем, что такое сознание или даже разные уровни сознания», — поясняет Чарч.
Задача явно более дерзкая и рискованная, чем даже «Геном человека». В мозге почти в миллион раз больше синапсов (нейронных соединений), чем количество букв в геноме. И работать придется не с биоматериалами вроде крови или слюны, а с живым мозгом, принципы работы которого мы пока понимаем очень приблизительно.
Если «геном» означает совокупность всех генов организма, то полная карта нейронных соединений получила название «коннектом» (суффикс «-ом» сейчас вообще в моде). Пока единственный организм, для которого ученые смогли составить коннектом, это нематода — червячок длиной в миллиметр с тремя полами: мальчики, девочки и гермафродиты. У нематод традиционной сексуальной ориентации по тысяче нейронов, а у гермафродитов почему-то всего 302. Вот эти 302 нейрона и семь тысяч соединений между ними и удалось картировать еще в 1986 году после двенадцати лет упорного труда.
Потом на основании этой схемы сделали виртуальную нематоду — запрограммировали для нее виртуальную среду и попытались заставить модель червячка ползать по модели среды. Но толку от такой модели оказалось немного: простенькое поведение нематоды воспроизвести не получилось, потому что мы не знаем многих подробностей работы ее нервной системы.

Если можно создать искусственный аналог человеческого мозга, значит, можно сделать и нечто более мощное. И тогда, чтобы не стать домашними животными суперкомпьютеров, людям придется создавать усилители своего мозга

Нужно создавать не просто коннектом, а функциональный коннектом — живую карту активности нервной системы в реальном времени. Отрабатывать технологию авторы проекта BAM планируют на каком-нибудь участке мозга дрозофилы, не превышающем 15 тысяч нейронов. На это отводится пять лет, в следующие пять лет они рассчитывают визуализировать работу всех 135 тысяч нейронов мозга дрозофилы, а затем перейти к более сложным объектам, состоящим из миллиона нейронов: нервной системе рыбки данио и мышиному гиппокампу.
Если все получится, они возьмутся за мозги братьев наших меньших: начиная с карликовой многозубки, самого маленького и простенького млекопитающего, и заканчивая приматами. Конечным ориентиром служит карта работающего человеческого мозга.
Наш мозг содержит около 100 миллиардов нейронов и почти в десять тысяч раз больше соединений — 1 квадриллион. Это невероятно запутанная сеть связей между нейронными ансамблями, которые соединяются в большие «оркестры» в зависимости от задачи, которая стоит перед мозгом. К тому же у разных людей они различаются.
— Четкой локализации функций в мозге вообще нет, — объяснил нам директор Института мозга человека РАН Святослав Медведев. — Вернее, ее имеют интерфейсы взаимодействия с миром, такие как механизм зрительного восприятия. А высшими формами д­еятельности занимается мозг целиком. В итоге четкое картирование мозга наподобие картирования генома человека невозможно. Одни поля коры мозга включены в какую-то человеческую деятельность больше, другие меньше, но мозг работает как единое целое.
Есть риск, что американский БАМ может превратиться в долгострой. Авторы проекта надеются, что создать карту активности мозга им поможет огромный флот наномашин, которые проникнут в мозг, сядут на каждый нейрон и будут регистрировать его активность. Все это звучит на грани бреда, но не для прагматиков из DARPA, Google и Microsoft, которые уже встречаются и обсуждают проект вместе с представителями государственных агентств и частных фондов. В марте «Карту активности мозга» собираются анонсировать на государственном уровне как нацпроект, затем планируется начать создание под нее сети государственных «обсерваторий мозга».

Искусственный мозг создадут в Нейрополисе
Генри Маркрам, нейрофизиолог, профессор Швейцарского федерального технического института, директор Human Brain Project. Стоимость этого проекта составляет более<br>миллиарда евро (для сравнения: весь бюджет Российского фонда фундаментальных исследований 0,5 миллиарда евро)
За несколько недель до выступления Обамы еврокомиссия выдала грант «Технологии будущего» размером в миллиард евро на проект «Человеческий мозг» (Human Brain Project, или HBP). Цель затеи — создать «кремниевый мозг», то есть полноценную модель человеческого мозга на суперкомпьютере.
Полноценную — значит, мыслящую? Кажется, в этом не уверен даже директор проекта, профессор Швейцарского федерального технического института Лозанны Генри Маркрам.
— Создадим ли мы что-то разумное? Сознательность искусственного мозга мы не исключаем, ведь наверняка в работе нейронов есть нечто большее, чем просто импульсы. Но это уже философия, — поведал он в беседе с корреспондентом «РР».
С 2005 года Маркрам моделирует кору мозга с помощью суперкомпьютера Blue Gene, продвинутого потомка чемпиона по шахматам Deep Blue. Ученому удалось реалистично воспроизвести колонку из 10 тысяч нейронов — структурную единицу коры мозга крысы. Для моделирования колонки было задействовано 8192 процессора суперкомпьютера — каждый процессор моделировал по нейрону. Недавно Маркрам связал в нейросеть уже сто колонок — миллион виртуальных нейронов. Вскоре он рассчитывает создать модель крысиного мозга, работающую в режиме реального времени (то есть 1 секунда работы мозга будет моделироваться процессорами за 1 секунду).
Кора человеческого мозга тоже состоит из подобных колонок, в ней 20 миллиардов нейронов, и Маркрам берется построить ее виртуальный аналог менее чем за десятилетие.
— Возможно, через десять лет доклад о наших успехах будет делать голограмма с искусственным интеллектом, — говорит Маркрам участникам конференции TED, в то время как на экране мелькают бесконечные хитросплетения виртуальных нейронов.
Проблема тут не столько в количестве нейронов, сколько в качестве симуляции. В лаборатории нобелевского лауреата Джеральда Эдельмана еще в 2008 году была создана модель нейросети из ста миллиардов нейронов, но намного более простых и менее похожих на реальные.
Для того чтобы реалистично смоделировать человеческий мозг, в Швейцарии неподалеку от Лозанны строится Нейрополис — аналог CERN и Кремниевой долины для исследования мозга. Нейрополис, первые лаборатории которого откроются уже в этом году, станет центром мегапроекта HBP, в котором уже участвуют 120 команд ученых из 90 институтов 22 стран.

О, дивный новый нейромир!
Космическая гонка привела людей на Луну, дала нам сотовую связь и навигаторы, ускорила разработку компьютеров, дала толчок ряду высокотехнологичных производств и всей экономике. А что даст гонка искусственных мозгов?
— Два миллиарда человек на планете страдают умственными расстройствами, а мы до сих пор пытаемся подобрать для них лекарства методом проб и ошибок, — говорит профессор Маркрам.
Он рассчитывает, что виртуальный мозг позволит понять причины психических болезней. На нем можно будет моделировать действие лекарств и других методов лечения. Об этом же говорит и американский президент: «ВАМ даст детальную картину любой патологии, и мы поймем причины болезни Альцгеймера, шизофрении, депрессии, аутизма и других заболеваний мозга».
Локомотивом для медицины и всей экономики может стать разработка нанороботов, которые понадобятся для того, чтобы отслеживать активность каждого нейрона. Похожие наномашины смогут ремонтировать организм на клеточном уровне, а в дальнейшем, подобно бактериям, заполнят наш мир, сделав его разумным и управляемым.
Еще более масштабными последствиями грозит создание нейроморфных компьютеров, имитирующих функции мозга человека, — недаром IBM предоставила Маркраму суперкомпьютер Blue Gene и спонсировала сразу несколько проектов реконструкции мозга.
Компьютеры с классической архитектурой могут многое там, где дело касается перебора большого количества вариантов (как в игре в шахматы), но наивные надежды на то, что искусственный разум удастся создать, просто увеличивая их быстродействие, давно рухнули.
С 1970-х быстродействие компьютеров превзошло прогнозы в миллионы раз, а умнее они не стали. Оказалось, программы гораздо важнее «железа», но в области развития программного обеспечения уже десятилетия царят застой и уныние. Программы-переводчики переводят ровно так же беспомощно, как и двадцать лет назад; с распознаванием образов мы никуда не продвинулись; текстовые редакторы, браузеры и все программы для рядового потребителя не претерпели никаких принципиальных изменений.
Чтобы компьютеры поумнели, необходимо изменить основные принципы их работы. Например, создавать их на основе мемристоров. «Мемристор» — еще одно слово из актуального лексикона науки. Речь идет об электронных аналогах синапсов — соединений между нейронами мозга (каждый нейрон связан с остальными тысячами синапсов). Чтобы получить аналог мозга, мемристоры должны уметь образовывать новые связи (в этом суть обучения на нейронном уровне), но мы пока точно не знаем, как этот процесс происходит в настоящем мозге.
Потребность в нейроморфных, или, как их еще называют, когнитивных компьютерах очень велика и служит одним из главных двигателей «новой космической гонки». Дело в том, что мы все хуже справляемся с растущей по экспоненте лавиной данных, которая обрушивается на нас. Все сложнее извлекать полезную информацию из гигантских массивов медицинских записей, показаний приборов, сообщений прессы. Сегодня data science — наука о данных — одна из самых быстро развивающихся областей знаний, а специалисты по big data, большим массивам данных, самые востребованные на рынке.
— Нам нужны когнитивные компьютеры не для того, чтобы они заменили людей, — утверждает Джон Келли, директор по исследованиям IBM, — а для того, чтобы мы смогли выжить в мире гигантских объемов данных. Если мы не научимся извлекать из них информацию, эти данные погребут нас, мы начнем принимать гибельные решения.
Впрочем, заменить людей разумные нейророботы тоже смогут. Если можно создать искусственный аналог человеческого мозга, значит, можно сделать и нечто более мощное. И тогда, чтобы не стать домашними животными суперкомпьютеров, людям придется создавать усилители своего мозга.
Известный футуролог Рэй Курцвейл считает, что приближается время, когда мы создадим искусственный неокортекс, радикально расширяющий возможности нашего интеллекта. Носить его с собой не придется: мозги людей и компьютеров свяжет нейронет — сеть, которая станет следующим шагом в развитии нейроинтерфейсов, уже сейчас позволяющих управлять внешними объектами силой мысли. Настанет время симбиоза биологической и искусственной жизни. История людей как биологического вида закончится, начнется история постчеловечества — вида, который будет создавать сам себя.

Откуда берется разум?
Как и всегда, грядущие прорывы в понимании работы мозга и создании искусственного разума внушают оптимистам надежду, а пессимистам страх. Помимо восстания машин наши современники боятся, конечно, что расшифровка нейронного кода даст спецслужбам и прочим силам зла неограниченные возможности в чтении мыслей, контроле над сознанием и зомбировании населения. В США, где к правительству традиционно относятся с подозрением, такие страхи особенно сильны.
Оптимистов и пессимистов объединяет в­ера в то, что разум и сознание возникают сами собой из работы нейронной сети, как «бог из машины» (этим выражением в античности обозначали неожиданное разрешение запутанной ситуации, никак не следующее из естественного хода событий).
Фрагмент коннектома — полного описания связей между нейронами мозга
«Я — это мой коннектом», — заявил на конференции TED Себастьян Сеунг, профессор Массачусетского технологического института и один из ведущих разработчиков карт нейронных соединений. Накоплено немало данных в пользу этой гипотезы. Например, еще в 90-х было экспериментально доказано существование «нейрона Билла Клинтона», то  есть нейрона, который активируется тогда и только тогда, когда мы вспоминаем экс-президента, независимо от того, читаем ли мы его имя, видим ли его изображение или припоминаем связанные с ним события. Активируясь, этот нейрон понижает порог возбуждения связанного с ним нейронного ансамбля, кодирующего близкие понятия: Хиллари, Моника, саксофон, «я вдыхал, но не затягивался» и т. п.
Видимо, в мозге человека существует нейрон, отвечающий за кодирование конкретных объектов, включая его бабушку (теорию, еще в 60-х предсказавшую существование таких нейронов, так и назвали — «теория нейрона моей бабушки»).
Но есть и данные, которые не согласуются с идеей о том, что все воспоминания и аспекты личности человека закодированы в соединениях нейронов. Начать можно с того, что мозг состоит не только из нейронов, в нем в десять раз больше так называемых глиальных клеток. До недавнего времени они считались «клетками второго сорта», созданными для того, чтобы кормить и ремонтировать нейроны. Но ряд исследований продемонстрировали, что они ведут оживленный диалог с нейронами и друг с другом с помощью химических сигналов, регулирующих активность нейронов и образование новых синапсов. Если это верно, то на большую часть мозга до последнего времени просто не обращали внимания.
А как быть с нейронами периферической нервной системы, да и со всеми прочими клетками тела? Почему нервные клетки способны порождать опыт, а другие клетки — нет? Ведь нейроны принципиально ничем от них не отличаются. К простым формам о­бучения и запоминания информации способны не только нервные сети, но и одноклеточные организмы, такие как амеба или инфузория. Чем они запоминают?
Возможно, секрет разума внутри клетки, а не снаружи. По одной из гипотез, субстратом, способным запоминать информацию и обрабатывать ее внутри клетки, служат микротрубочки, из которых состоит «скелет» клетки. Содержащийся в этих микротрубочках белок тубулин способен изменять свое состояние, переходя в одну из нескольких устойчивых позиций, и таким образом записывать информацию.
Как бы то ни было, моделируя «сферический мозг в вакууме», разум не создать: даже для маленькой нематоды вместе с мозгом пришлось моделировать тело и всю ее нехитрую среду. Наш разум формируется в активном взаимодействии с миром, а не является автоматической функцией сложного мозга.
Эти аргументы приводят скептики, которые, подобно знаменитому математику Роджеру Пенроузу, считают, что сознание и разум не могут чудесным образом возникнуть из обмена сигналами в сети, сколь бы сложной эта сеть ни была.
— Люди думают, что сознание происходит из какого-то сложного аспекта вычислительной активности, — объясняет Пенроуз. — Я смотрю на эту проблему совершенно иначе. По-моему, в мозгу происходит много вычислительной активности, но это — бессознательное. А сознание, на мой взгляд, это что-то принципиально иное. Понимание — это не вычисление. Происходит что-то еще. Я в­ерю в науку и считаю, что все происходящее у нас в голове подчиняется тем же законам, которым подчиняется Вселенная вокруг нас. Но эти законы еще не до конца поняты нами. Я пытаюсь нащупать этот пробел в наших знаниях, это «что-то еще».
Сложно моделировать сознание, если мы не знаем, что это такое. Но если не заниматься научным штурмом загадок мозга, то так никогда и не узнаем.

Справка РР
Темные лошадки «новой космической гонки»
Программы ВАМ и HBP — признанные фавориты «новой космической гонки», в них вложено больше всего ресурсов. Но среди проектов реконструкции мозга у них есть весьма серьезные конкуренты. Неизвестно, какая именно разработка сыграет самую большую роль в разгадке тайн человеческого сознания.
Human Connectome Project
Проект «Коннектом человека» запустил Национальный институт здоровья США в 2009 году. Цель — полное описание связей у нейронов мозга человека, а также выяснение влияния структуры нейронной сети на поведение и умственные способности. Бюджет первого этапа проекта, рассчитанного на пять лет, 30 млн долларов; за это время был изучен мозг более чем у тысячи добровольцев. Его результатов ждут со дня на день.
SYNAPSE
Совместный проект IBM и DARPA (Агентство по перспективным оборонным разработкам США). SYNAPSE — аббревиатура, которая расшифровывается как «Системы нейроморфной адаптивной пластичной масштабируемой электроники». ­Частью этой программы является начатая корпорацией IBM разработка архитектуры вычислительной системы, строящейся на принципах организации живого мозга. Заявленная цель — «создание интеллектуальных компьютеров, способных к самостоятельному усвоению новых знаний из различных источников, распознаванию образов, п­родолжительному обучению, пониманию контекстуального значения многозначной информации для решения сложных проблем в условиях реального мира на основе способностей к восприятию, действиям и познанию». В рамках проекта были созданы ряд сложнейших нейросетей и карта связей внутри мозга макаки (на рисунке). Дальнейшее развитие проекта нацелено на создание новых материалов и полупроводниковых архитектур для нейрочипов компьютеров будущего.
SPAUN
Симулятор мозга, который разработал Крис Элайсмит, нейробиолог из канадского Университета Ватерлоо. Несмотря на скромный бюджет, многие называют его самой реалистичной моделью человеческого мозга. Она состоит из 2,5 млн нейронов, к­оторые организованы в подсистемы, отражающие несколько регионов реального мозга (префронтальная кора, таламус, зрительная кора и другие). Главное преимущество этой модели состоит в том, что она связывает процессы в мозге с поведением. SPAUN
обладает глазом-каме­­рой и рукой, предназначенной для написания цифр. С помощью данных устройств модель способна учиться, решать задачи и даже проходить тесты на интеллект.
REBRAIN 2045
Лаборатория обратной инженерии мозга, занимающаяся под руководством профессора Виталия Дунина-Барковского «обратным конструированием мозга», делает ставку на анализ информации, полученной всеми другими проектами. Дунин-Барковс­кий считает, что главное — понять принципы работы мозга, подобно тому как Крик и Уотсон поняли принципы устройства ДНК, а на их основе будет уже не так трудно сделать его единую работающую схему. К концу 2015 года в лаборатории собираются разработать детальное описание механизмов работы мозга человека, а к январю 2021 года — собрать на его основе полную действующую модель мозга. Вдохновляющая исследователей цель — кибернетическое бессмертие: профессор надеется загрузить свое сознание в новый бессмертный мозг, для которого его коллеги из движения «Россия 2045» разрабатывают бессмертное кибертело.

Слова из наступающего будущего
Коннектом — карта нервной системы живого организма, на которую нанесены нейроны и их соединения.
Функциональный коннектом — модель нервной системы, на которой видно как нейроны обмениваются импульсами в реальном времени.
Kогнитивный компьютер — устройство, способное учиться и анализировать данные. Некоторые называют такие способности разумом, но это вопрос дискуссионный. Чтобы создать такую машину, пытаются разработать принципиально новую компьютерную архитектуру, имитирующую мозг. Поэтому когнитивные компьютеры еще называют нейроморфными компьютерами.
Мемристоры — элементы микроэлектроники, способные менять свое сопротивление под действием проходящего через них тока. Чем больше было импульсов от одного мемристора к другому, тем лучше «ассоциативная» связь между ними. Из таких элементов, моделирующих нейроны и синапсы, должны состоять нейроморфные компьютеры. Есть и другие названия для базовых элементов нейрокомпьютеров, например когнитивные чипы, или когнайзеры.
Data science, наука о данных — новая область знаний и разработки инструментов анализа больших массивов данных, big data. Нам не под силу извлечь большую часть полезной информации из огромного массива данных, поступающих от промышленных сетей или из расшифрованного генома человека, не говоря уже о данных, продуцируемых мозгом. Чтобы анализировать эти данные, нужны когнитивные компьютеры.
Нейронет — гипотетическая сеть будущего, которая сможет связать между собой наши мозги и с помощью нейроинтерфейсов дать возможность мысленно управлять внешними объектами. Недавно было осуществлено первое такое соединение между мозгами двух крыс.

При участии Алены Лесняк

22 мар. 2013 г.

По каким признакам распознать слежку со стороны спецслужб

По каким признакам распознать слежку со стороны спецслужб

Американский хакер Кристиан Эрик Хермансен (Kristian Erik Hermansen) в списке рассылки Noisebridge поделился опытом нахождения «под колпаком» американских спецслужб. Это редкий, но очень ценный опыт. Кристиан рассказал, какие явления послужили индикаторами ведущейся слежки. По крайней мере, как было в его случае.

Например, в США слежка со стороны спецслужб осуществляется с помощью так называемых запросов NSL (National Security Letter) — без судебных процедур и запросов в прокуратуру. Спецслужбы могут начать начать проработку любого пользователя, по своему желанию, без всяких юридических процедур, в соответствии с законом USA PATRIOT Act. Пару дней назад один из судов признал NSL противоречащими конституции, и полномочия таких документов на 90 дней приостановлены, но практика снова может возобновиться после апелляции. Фонд электронных рубежей безуспешно сражается с NSL с 2005 года.

Фрагмент National Security Letter
Получив NSL, провайдер предоставляет органам запрашиваемую информацию. По закону он не имеет права сообщать пользователю о факте получения письма NSL.
Кристиан Эрик Хермансен рассказал, что для него первым «звоночком» было появление меню на сайте Gmail с просьбой согласиться с условиями использования сервиса. Почти за десять лет использования Gmail он ни разу не видел такое меню. Позже хакер понял, что таким способом компания Google «предупреждает, ничего не говоря» жертв слежки. Компания не имеет права сообщить о факте получения NSL, но зато имеет полное право всегда вывести меню с вопросом, принимает ли пользователь условия соглашения.
Как пояснили юристы, если спецслужбы заподозрят вас в связях с терроризмом, то никакая цифровая информация не может быть в безопасности, если только не хранится у вас дома на офлайновых носителях в надёжно зашифрованном виде. Даже в этом случае есть риск, что спецслужбы могут поставить «жучка» на персональные электронные устройства.
Кристиан Эрик Хермансен говорит, что посторонний человек имел доступ к его аккаунту Gmail, хотя на нём активирована двухфакторная аутентификация. Собеседники в чате Google Talk сообщали, что он был в онлайне, хотя его не было. Хакер начал получать письма от странных незнакомцев с предложениями продать oday-эксплойт, хотя у него не было никаких эксплойтов. К тому времени он уже обнаружил факт слежки со стороны Секретной службы США и понял, что агенты пытаются вытянуть из него технические подробности.
Когда Хермансен вернулся из поездки за город, один из его зашифрованных ноутбуков внезапно оказался очищенным, а RAID выдавал ошибку. Ему начали звонить люди с неизвестных номеров в странные часы. Хакер не совсем понял, зачем используется такая тактика.
Содержимое присылаемых посылок просматривалось неизвестными перед доставкой. Недалеко от дома появился новый пост полиции.
Кристиан Эрик Хермансен — специалист по компьютерной безопасности, который нашёл уязвимость в одной из коммунальных компаний США. Судя по всему, подозрительную активность заметили, так что хакера отправили в проработку. К счастью, до допросов в Гуантанамо дело не дошло и всё закончилось вполне благополучно. Секретная служба позже объяснила ему, что слежка ограничилась только «электронными транзакциями», это вполне законно, а вся его персональная информация будет удалена после небольшого периода хранения. Хотя сам Кристиан сомневается в этом и упоминает сильную техническую неграмотность полевых агентов Секретной службы. Он даже доупскает, что за всеми их коммуникациями могут легко следить иностранные разведки, так что его персональные данные передавались по незащищённым каналам связи.

Признаки того, что США превращаются в гигантский концлагерь

Признаки того, что США превращаются в гигантский концлагерь
За тобой наблюдают. Причина этого — те типы, которые сидят у власти в США, они помешаны на контроле и слежке. Они и нас пытаются убедить, что в «интересах общей безопасности» нужно сделать так, чтобы каждый шаг и каждое действие любого гражданина были отслежены, проанализированы и зафиксированы. Наша страна постепенно превращается в такой всеобъемлющий концлагерь, о котором не мог помыслить даже Джордж Оруэлл. Если Вы до сих пор верите, что реально существует понятие «приватности», то это – просто наивный бред. Каждый байт электронных коммуникаций отслежен и сохранен «где нужно». Фактически, они знают и о том, что ты сейчас читаешь эту статью.
Но даже если ты полностью избавишься от всех электронных устройств – это не поможет, ведь с каждым днем совершенствуется сеть камер, распознающих лица, рекордеров голоса, полицейских беспилотников и других автоматизированных устройств, которые собирают информацию о каждом и доставляют ее правительству. Вдобавок, в слежке задействованы тысячи частных компаний, которые окучивают свои небольшие сектора по всей стране, копая «вглубь». Уже сейчас система слежения разрослась до таких размеров, что не то, что сбежать от нее – но даже остановить ее прогрессирующий рост становится практически невозможным. Тотальный контроль принял форму раковой опухоли, которая дает метастазы в самых неожиданных местах – и даже если отрезать часть опухоли, метастазы скоро компенсируют эту «потерю». Поэтому единственное спасение – в фундаментальном культурном недоверии общества в вопросах свободы, приватности и личной безопасности.
Вот 20 признаков того, что дела обстоят крайне серьезно и неуклонно ухудшаются:
1. Программное обеспечение, которое сможет записывать, сохранять и распознавать миллионы голосов
Ты в курсе, что теперь есть программы, которые позволяют идентифицировать твой голос буквально за пару секунд? Программа разработана в России в Центре Речевых Технологий, и обладает просто фантастическими возможностями для карательных органов. Всего за три секунды она способна проанализировать порядка 10 000 вариантов различных голосов и сравнить их с предложенным образцом. Сложный алгоритмы позволяют проверить результат с различных точек зрения и добиться 90% вероятности точной идентификации. В США компания, распространяющее это ПО, носит название SpeechPro.
2.  Беспилотники станут широко использоваться для слежения за гражданами
По мере того, как внешние войны США постепенно сворачиваются, компании, производящие передовое вооружение, теряют доходы. Имея своих лоббистов в правительстве, они позаботились о том, чтобы был принята соответствующая законодательная база, легитимизирующая внутреннее применение беспилотников. Сегодня в США выпускаются 146 различных моделей беспилотников, и многие из них могут быть совсем маленькими и незаметными, а некоторые – мощными и тяжеловооруженными. Такие машины смогут не только сбирать информацию, но и карать неугодных. Уже сегодня дроны широко используются Агентством по защите окружающей среды для слежения за фермерами Айовы и Небраски.
3. Удаленные сканеры, которые смогут сканировать людей с расстояния в 50 метров
Новейший сканнер уже способен сканировать тело, одежду и багаж с дистанции в десятки метров. Планируется использовать его в аэропортах и пограничных пунктах контроля. В основе технологии лежит лазерное сканирование на молекулярном уровне. О человеке становится известно сразу все: от микроскопических следов наркотических веществ или порохового нагара на одежде, до уровня адреналина в крови и содержимого желудка. Причем, сам человек о своем «обследовании» не будет даже подозревать.
Разработала это жуткое чудо компания In-Q-Tel, созданная в 1999 году по запросу директора ЦРУ и при поддержке Конгресса США. Компания выполняет координирующую роль между правительством и научным миром.
4. Сбор данных всех новорожденных, появившихся на свет в США
Вторжение в частную жизнь начинается сразу же после рождения. Сбор и анализ образцов ДНК требуются для того, чтобы получить максимально полную информацию о растущем человеке и использовать ее в будущем для предугадывания определенных его склонностей и действий. Родители, видящие, как у их малыша берут кровь на анализ, редко допытываются, куда деваются полученные данные.
5. Твиттер – новый инструмент слежки за людьми
Здесь идет речь не только о том, что скрупулезные наблюдатели из спецслужб могут легко следить за действиями  мыслями человека по его твиттами, но и о грубом, банальном запросе данных у компании Твиттер о своих пользователей. Об этом сообщил сам Твиттер в своем отчете, причем в 2012 году слежка со стороны правительства существенно усилилась по сравнению с 2011 годом.
6. Мобильный телефон – незаменимый шпион
Самый верный путь забыть об остатках приватности в частной жизни – постоянно носить с собой включенный мобильный телефон. Потому что так можно отследить и все перемещения абонента, и все его действия с телефоном. Ну и, разумеется, такие «мелочи», как прослушивание его разговоров и чтение его интернет-трафика.
Подобным путем были быстро выявлены многие из участников акции Occupy WaIl Street. За последний год в компании мобильной связи поступило 1,3 миллиона запросов со стороны спецслужб. Все они касались информации о тех или иных пользователях, их переговорах и логах их перемещений. Это уже обычная рутина, идущая по накатанной колее.
7. За учащимися ведется постоянно усиливающаяся слежка с помощью RFID чипов

Микрочипы RFID уверенно становятся частью современного образа жизни. Все больше школ применяют их, чтобы отследить передвижения прогульщиков во время уроков и анализировать посещаемость классов. Например, в Техасе один из школьных департаментов, Northside Independent School District, планируется ввести в следующем году отслеживание студентов по чипам, вмонтированным в их идентификационные карты – и речь идет о 112 школах, где учатся более 100 000 человек. Причины для этого называются следующие: контроль за наполняемостью классов, учет прогульщиков и предоставление этих данных для получения государственных грантов поддержки, выдающихся при определенном росте числа учащихся.
8. Камеры, шпионящие в больницах
Вы не будете против, если в вашем туалете поставят видеокамеру? Не спешите смеяться: в некоторых больницах в Нью-Йорке это уже сделано. Там камеры следят за тем, кто из сотрудников и с какой регулярностью моет руки – это сделано для того, что стимулировать соблюдать максимальную гигиену. Ну, конечно, и для других целей…
9. Программы, отслеживающие поведение государственных служащих
Согласно сообщению газеты Вашингтон Пост, уже сегодня вовсю применяется шпионское ПО, которое тщательно следит за тем, чем занимаются сотрудники госслужб на работе.
Эта программа, именуемая Spector Soft, будучи установлена на компьютере, сразу же узнает все о деятельности его владельца. Перехват сообщений в социальных сетях, отслеживание посещенных сайтов, снимки с экрана в нужный момент и даже логии нажатий клавиш во время набора текста – все это сохраняется в специальные скрытые папки на жестком диске и потом становится известно властям.
10. Наблюдательные программы Агентства Национальной Безопасности
Фактически, все электронные сообщения (электронные письма, факсы и звонки) в США отслеживаются гигантской сетью АНБ, которое было специально создано для анализа всех информационных потоков.
Долгое время это было всем известным секретом, о котором все знали, но никто ничего не мог поделать. Но многое изменилось относительно недавно, когда из АНБ сбежало трое сотрудников, которые обнародовали секретную информацию. Она подтвердила предполагаемые факты о возможностях следующего аппарата АНБ – оказалось, что существует система наподобие Google, которая в реальном времени может искать любую информацию по ключевым запросам – таким как телефонные номера, страны или абонента. А ведь такой тип слежки прямо противоречит Конституции, гарантирующей право на неприкосновенность частной жизни гражданам США!
11. Технология «предугадывания» преступлений
Да, подобное уже принадлежит не только фантастическим фильмам. Об этом позаботилась компания BRS Labs, которая заявила, что располагает алгоритмом, позволяющим превратить видеокамеру в устройство, распознающие признаки готового вот-вот совершиться преступления. Эта чушь была воспринята на полном серьезе рядом официальных и лиц, и был запущен пилотный проект в Сан-Франциско, где  камеры расположили в трамваях, автобусах и метро (по 12 камер на каждой из 22 станций). Камеры могут одновременно следить за 150 людьми в реальном времени и моментально замечать «подозрительное поведение».
12. Мобильные сканирующие рентгеновские установки

Если Вы думаете, что сможете избежать досмотра в рентгеновском сканнере, просто не проходя через «рамку» в аэропорту, то пришло время изменить свое мнение. Мобильные сканирующие установки Z Backscatter Vans теперь будут ездить по дорогам, неотличимые от обычных авто и удаленно просвечивать движущиеся машины и людей, видя все, что находится у них внутри. Кстати, помимо вопиющего нарушения приватности это чревато большими проблемами для здоровья общества, в котором постоянно будут находиться источники радиационного излучения.
13. Автоматические распознаватели автомобильных номеров
В Вашингтоне и его пригородах уже установлены 250 камер, оснащенных специальным ПО, умеющим распознавать автомобильные номера. Это сделано для того, чтобы отслеживать угнанные машины, а также перехватывать скрывающихся преступников. Но возможности этой системы, разумеется, значительно шире – ведь теперь можно отследить и проанализировать перемещения любого автовладельца в пределах города, а в перспективе – и всей страны.
14. Извлечение данных (data mining)
На самом деле, едва ли не большую опасность для личной безопасности и приватности несут не столько действия правительства, сколько частных компаний. Используя большой штат аналитиков, хакеров и сыщиков, корпорации, специализирующееся на шпионаже, раскапывают море личной информации и потом ее выгодно продают. Самая крупная из этих фирм называется Acxiom, которая на данный момент собрала информацию о 190  миллионах граждан США и 500 000 – по всему миру. Она была создана в 1969 году как фирма по созданию баз данных для маркетинговых задач, но за десятки лет ее методы и техническая оснащенность существенно усовершенствовались – сегодня в Конвэе, севернее Литл-Рока, непрерывно работают 23 000 серверов, анализируя данные сотен миллионов людей.
15. Растущее использование технологий распознавания человеческих лиц

Многие не подозревают, что в этой области в последние годы произошла настоящая революция! Сегодня уже в 32 штатах используются подобные технологии при фотографировании на водительские права. Именно поэтому существуют строгие указания, где нужно делать такое фото- чтобы лицо было занесено в базу данных. Но не только госслжбы заняты таким. Большие частные компании, такие как Disney, тоже заинтересованы в том, что считать по головам людей, посещающих Диснейлэнды, для дальнейшего маркетингового использования этих данных. Технология вышла из-под контроля и угрожает простым гражданам с самых разных сторон.
16. Моментальный тест ДНК
Это то, что спецслужбы любят даже больше, чем технологии распознавания лиц. Еще бы – мобильные устройства для моментальной ДНК-идентификации, это быстрый путь к безошибочному распознаванию преступника. Для того, чтобы анализатор мог распознать образец ДНК, ему подойдет любой фрагмент из Ваших личных вещей. Это покруче, чем отпечатки пальцев.
17. Новое поколение идентификационных систем ФБР
Как недавно обнаружилось, ФБР собирается потратить порядка 1 миллиарда долларов на создание самой всеобъемлющей базы данных на всех жителей США, в которую войдет вся возможная информация о каждом. Здесь будет все: от отпечатков пальцев, до биометрических данных и электронной слежке за коммуникациями человека.
18. Система полицейского контроля в Нью-Йорке
Многие будущие большие программы сперва проходят «обкатку» в отдельных регионах. Пионером будущего тотального контроля стал Нью-Йорк, полицейское управление которого развернуло на Нижнем Манхэттене онлайновую систему распознавания автономеров, лиц и радиационного контроля грузов. В разработке системы управления камерами и анализа данных приняла активное участие компания Microsoft.
19. Система скрытых камер TrapWire
Помимо камер обычных, видимых, вокруг американцев существует огромное количество камер скрытых, о существовании которых они и не подозревают. Эта сеть носит название TrapWire и о ее существовании не было известно до утечки в Викиликс в 2012 году. Камеры расположены вокруг «объектов особой важности» и реагируют на определенные действия – фотографирование объекта, частые появления вокруг него и пр. Так человек, сам того не подозревая, может попасть в разряд готовящих теракт преступников.

20. Автобусы и уличные фонари, которые станут записывать разговоры людей в транспорте и на улицах
К сожалению, это не фантастика, а подтвержденный документами план. Он был опубликован газетой Daily и в нем говорится о том, что такими подслушивающими системами планируется оборудовать общественный транспорт, работающий на в самых разных городах — от Сан-Франциско до Хартфорда (Коннектикут), от Юджина (Орегон) до Коламбуса (Огайо). Как видим, это общегосударственная федеральная политика.
Автор материала в Daily, Майкл Брик, объясняет, что  в возможностях систему будет легко подслушать и, что немаловажно, тут же расшифровать значение всех сказанных пассажирами автобуса слов.
Вот здесь можно увидеть схему расположения микрофонов в автобусе.

Люди для конкурентной разведки это источник информации

Не смотря ни на какой технический прогресс, люди продолжают оставаться одним из основных источников информации в разведке вообще и в конкурентной разведке в частности. Прямым подтверждением этому является реформа, что проводиться в разведках ведущих держав. После эйфории киберразведки они вынуждены возвращаться к старым, добрым «наружке, прослушке и агентуре«. Правда, с сильной поправкой на новые технологии… Но тем ни менее человек остается все тем же слабым звеном в цепочке защиты информации.

Самое слабое звено
Автор: Ольга Шаталова
Не так давно на мюнхенской конференции Digital-Life-Design Евгений  Касперский поделился своими взглядами на будущее ИT-отрасли и угрозы, которые её поджидают. По словам владельца одноименной компании вирусы 90-х были похожи на велосипеды, нынешние — на автомобили, а вот прогремевший в Иране Stuxnet больше смахивает на космический корабль. Ну а Red October он сравнивает с орбитальной станцией. Одним словом, неровен час, мир погрязнет в цифровом беспределе, а защита информации превратится в невыполнимую миссию. Конечно, ожидать появления Скайнет и Терминатора в обозримом будущем не приходится, однако угрозы похищения конфиденциальных данных сегодня приобретают нешуточный размах. Разумеется, любое программное обеспечение имеет «дыры» и лазейки для хакеров, но есть в компаниях вещи куда менее надежные — это их собственные сотрудники.
Феномен социального хакинга, или социального инжиниринга, или социальной инженерии (кому как больше нравится) появился не вчера. Асы промышленного шпионажа давно открыли для себя возможность «разведки по людям». Что бы там ни говорили, а человек — это основная причина и сбоев в работе машин, и отказа программ, и утечки информации.

Откуда всё растет

Если откровенно, методов социального хакинга великое множество. Чаще всего его сравнивают с работой мошенников, ловкачей и наперсточников всех мастей. Всё зависит от целей, которые преследует атакующая сторона. Главный смысл заключается в стимулировании человека на какое-то определенное действие: скачивание файла, отправление SMS-сообщения, разглашение некоторой информации. Прекрасной иллюстрацией к вышеописанному могут стать легендарные «нигерийские» письма. Наверняка многие сталкивались с литературными излияниями бывшего президента или короля какой-нибудь далекой африканской страны с просьбой помочь спасти многомиллионные счета за солидный процент. Алчность играет с людьми злую шутку. Запах «халявных» денег способен подавить даже довод разума.
Но что получается, когда подобные методики социального взлома применяют в отношении бизнеса? Ежегодная конференция Defcon в Лас-Вегасе организует весьма интересные турниры: опытные социальные хакеры буквально за считанные минуты разделывают под орех крупные уважаемые компании вроде Wal-Mart или Target. Правила элементарны: участникам заранее дается цель и отмечаются «флаги», то есть та информация, которой необходимо завладеть, и предоставляется две недели на подготовку к атаке. Когда же начинается соревнование, хакера оставляют наедине с телефоном в отдельной изолированной кабинке. Всё это время разговор транслируется зрителям в зале. Кто быстрее всех раздобыл необходимые данные, тот и выиграл. Всё честно. Так вот, последние несколько лет чемпионский титул принадлежит Шейну Магдугалу. Его контингент для разведки — это менеджеры, отвечающие за продажи. Журналу CNNMoney он сказал следующее: «Стоит поманить большими деньгами, как их здравый смысл улетучивается в тот же миг. Все эти CIO в крупных компаниях готовы тратить бешеные деньги на файерволы и прочую защиту, но ни цента на инструктаж и обучение сотрудников». Что ж, здесь есть о чем задуматься. В конце концов, Шейн разделался с сетью магазинов в рамках турнира, а ведь на его месте мог бы быть человек со злым умыслом. Конкуренты не дремлют.

В зоне риска

При подготовке к атаке социальный хакер выбирает одного или нескольких нужных ему специалистов, а затем приступает к сбору информации из открытых источников. Чтобы воздействовать на человека, необходимо знать, что он собой представляет, какие имеет хобби, черты характера и прочие важные детали. С распространением социальных сетей раздобыть сведения о ком бы то ни было стало значительно проще. Достаточно зайти на страничку «Вконтакте» или Facebook, и вся жизнь человека как на ладони. Более того, можно увидеть даже личные данные, а также высказывания относительно собственной работы и компании в целом. Одним словом, информации непочатый край.
Но вот что интересно: если поколение Х только начинает приобщаться к интернет-культуре, то «игреки» давно уже подсели на социальную иглу: «постят» в ЖЖ, пишут твиты, оставляют комментарии, вывешивают фотографии и многое другое. А учитывая, что люди поколения Y стремительно взрослеют и занимают все большую долю среди работающего населения, можно предположить, что в скором времени каждый сотрудник компании будет обладателем длинного следа в сети, а значит, являться потенциальной жертвой для социального хакера.
Нельзя не упомянуть и другую проблему, которую «игреки» несут своим работодателям: благодаря новому поколению технически подкованных людей сегодня все чаще можно слышать о тренде, именуемом «консьюмеризацией». Работники умственного труда больше не проводят четкого разделения между «офисом» и домом. Как правило, трудовые обязанности после шести вечера плавно перетекают в смартфоны, ноутбуки, домашние компьютеры — и так до тех пор, пока сотрудник не отойдет ко сну. Но если непосредственно в организации действия своего специалиста отследить вполне можно, то вне стен родной компании человек уже предоставлен самому себе, а значит, риск разглашения корпоративных секретов многократно возрастает. Опасный поворот в развитии и применении гаджетов давно уже стал головной болью департаментов информационной безопасности. Так, внедренная на предприятии система DLP или, к примеру, IPS может решать свои задачи по контролю утечки информации из-за банальной неосторожности или даже по злому умыслу — отслеживать передачу данных, особенно файлов, помеченных грифом «конфиденциально». Однако что делать с «любителями» использовать в рабочее время личные смартфоны и планшеты? Разумеется, специалисту, ведущему переговоры с клиентами на чужой территории или, предположим, на нейтральной, в кафе, гораздо удобнее воспользоваться собственным гаджетом, чтобы сделать презентацию ярче, а слова подкрепить фактами и документами. Но тут-то и кроется главная опасность разглашения «лишней» информации. Получается, что на данный момент у руководителей ИБ-подразделений приоритетная задача — взять под контроль бесконтрольное использование личных устройств сотрудников в рабочее время. Благо выбор ИТ-инструментов, помогающих справиться с этой задачей, сегодня уже достаточен.

Шеф, всё пропало!

Но вернемся к нашим баранам: какие шаги стоит предпринять, дабы на корню пресечь атаку хакера? Как ни крути, а социальные шпионы обладают обширным инструментарием. В их арсенале телефоны, личные встречи, электронная почта, социальные сети, форумы и много чего еще. Сотрудники российского отделения Defcon Алексей Синцов, Дмитрий Евдокимов и Алексей Тюрин в один голос заявляют: необходимо повышать образование, иначе социальный инжиниринг не победить! Нужно учить сотрудников самым базовым вещам, например не открывать подозрительных писем, не поднимать флешек с пола и многому другому. Разумеется, взломщики встречаются на редкость изощренные и способы воздействия на человека придумывают самые немыслимые. Однако подробный инструктаж рабочего персонала снизит риск утечки информации, что тоже, согласитесь, неплохо!
Но что будет представлять собой подобное обучение? Инженер Антон Щеголев поделился своими впечатлениями от мероприятия, которое устраивала компания Siemens в надежде научить сотрудников держать язык за зубами: «Ничего особенно рассказать не могу, это был короткий тренинг в электронной форме. Сначала нам дали справку о том, что такое социальный инжиниринг, а затем провели тест для закрепления информации». Неужели подобный урок может дать хоть какие-то результаты? Готова биться об заклад, что сотрудники компании уже через неделю и думать забыли о существовании какой-то там угрозы. В свете нынешних событий такая полумера может свидетельствовать о совершенно халатном отношении к проблеме. Чтобы хоть как-то обезопасить компанию от социальных хакеров, необходимо в первую очередь разработать подробные инструкции о том, как вести себя во время телефонных разговоров, при переписке и общении с посетителями. А уж дальше распространять информацию среди сотрудников. Хоть стенгазеты вешать, главное, чтобы было всегда перед глазами и служило напоминанием. Нелишне будет и проверки на готовность устраивать время от времени: запускать собственного агента и смотреть, что из этого выйдет. В конце концов, у советской России имеется огромный опыт по борьбе с утечкой информации. Чего только стоит один плакат «Болтун — находка для шпиона!». Вот поистине главный урок, который стоит преподать своим сотрудникам.

А был ли мальчик?

При всех тех ужасах, что являет собой социальный хакинг, в России его не боятся. В 2011 году компания Symantec проводила исследование, чтобы выяснить мнение отечественных предпринимателей по поводу информационной безопасности. И вот что вышло: 67% опрошенных знают о вредоносном ПО, о том, какие риски несет оно для сохранности корпоративных данных. Осведомлены бизнесмены и об опасности использования в работе смартфонов. Идем далее, 54% считают, что вирусы приводят к потере производительности труда, 46% соглашаются, что действия «взломщиков» могут стать причиной убытков, 36% признают, что хакеры могут получить доступ ко всем секретам фирмы, 20% винят «злое» ПО в уходе клиентов. Разумеется, предупрежден — значит вооружен. Но ведь руководители при всем том не боятся оказаться жертвами хакеров и продолжают игнорировать ИБ!
Конечно, речь не идет о крупном бизнесе, но малые и средние российские компании наплевательски относятся к угрозам, и вот почему: руководители считают, что никакой особо ценной информации в компании нет.
«Что касается болтливых менеджеров, то это скорее всего результат неверного распределения информации, плохой структурированности компании, а также снисходительного отношения к корпоративным слухам. Ведь такие “информаторы” никогда не расскажут о реальных делах компании. Можно наслушаться столько всего, что упаси Господь по этим данным строить или корректировать свой бизнес», — отмечает коммерческий директор ООО «ВАЗЛ» Дмитрий Ткачев.
И в чем-то он безусловно прав. Действительно ли так ценна информация, подслушанная во время «атаки»? В конце концов, сотрудник может и не знать всех дел, что творятся в компании, и накормить шпиона обычными слухами.
При этом Дмитрий добавляет: «При необходимости можно через “своего” человека в налоговой узнать “белые” обороты компании, а “знакомый” из банка подскажет, с кем и на какие суммы осуществлялись сделки».
А вот это уже наша российская действительность. И какая DLP, IPS или другая хитрая система поможет справиться с такой ситуацией, остается неясно.
Однако не думайте, что только представители малого и среднего бизнеса смотрят на угрозы сквозь пальцы. Эксперт из компании Cisco в области ИБ Алексей Лукацкий прокомментировал риск утечки информации по вине «словесной несдержанности» сотрудников следующим образом: «Социальный инжиниринг потому и называется социальным, что использует совершенно иные методы получения доступа к конфиденциальной информации, коренным образом отличающиеся от традиционных способов взлома информационных систем. На техническом уровне социальный инжиниринг не ведется, поэтому и технологических средств защиты от этой атаки не существует. Ведь сотрудник раскрывает те данные, к которым ему и так разрешен доступ. Заблокировать такие попытки “слива” информации практически невозможно. Максимум, что можно сделать, — это сохранять всю переписку и все телефонные переговоры для дальнейшего анализа. Но это параноидальная безопасность, которая мало кому под силу и мало кому нужна, так как нарушается ключевой принцип ИБ: защита информации должна стоить меньше защищаемой информации». Вот так и выходит, что отечественный бизнес работает на свой страх и риск. А правильно это или нет, каждому предоставим решать самостоятельно.