20 окт. 2012 г.

Профессия — тролль. Сколько платят за подрыв чужой репутации


Профессия - тролль. Сколько  платят за подрыв чужой репутации

Профессия — тролль. Сколько платят за подрыв чужой репутации

Минусовать рейтинги и репутацию оппонентов — вот основная задача сетевых троллей. И просят они за такую грязную работу немного
Влияние на общественное мнение и репутацию  через онлайн-комментарии и посты, а также откровенное очернение (сайтов, идей, репутаций  компаний, партий и персон) — все это давно стало бизнесом. Участники  рынка рассказали корреспонденту ЛІГАБізнесІнформ о том, сколько зарабатывают тролли.

Имитация мнений
Рынок услуг по влиянию на сетевые сообщества сформировался тогда, когда эти  сообщества  приобрели силу, сопоставимую со СМИ, отмечает руководитель консалтинговой компании Slovesnik.pro Петр Кузнецов. Контролировать мнения стандартными способами (подачками, угрозами) не получается — всех не подкормишь, а угрозы могут дорого обойтись в информационном смысле. Поэтому выбирается арсенал  менее грубых средств. Одно из них — непосредственное участие в дискуссии, с формированием определенного мнения или достижения заданной коммуникационной задачи. «Но это требует определенного уровня — и в части смекалки, и в части внимания к языку, на котором общается конкретное сообщество», — говорит Кузнецов.
В онлайн-управлении мнениями необходимо различать прямые рекламные сообщения, троллинг и SERM (Search Engine Reputation Management, управление репутацией в поисковых системах), пояснил директор агентства «Сарафанная реклама» Олег Львов. SERM предполагает вытеснение из выдаваемых по запросам поисковиков негативных или неправдивых отзывов о бренде, компании, публичной личности, политической партии. А тро́ллинг (от англ. trolling — блеснение, ловля рыбы на блесну) — это размещение на форумах, в блогах, соцсетях и новостных сайтах провокационных сообщений с целью вызвать «флейм» (от англ. flame — огонь, пламя; словесная перепалка на интернет-ресурсах), спровоцировать конфликты между участниками, взаимные оскорбления.
Платный троллинг преследует те же цели — с помощью провокационных и неправдивых сообщений очернить бренд, компанию или политика. И разница между SERM и троллингом примерно такая же, как и между белым и черным PR. «Это как белое и черное, хотя полутона, конечно же, в этом вопросе имеются», — говорит Олег Львов.
«Все ведущие интернет-порталы и социальные сети инфицированы платными комментариями троллей»

Заказы на политиков
В Украине троллят в основном компании конкурентов, воюя за покупателей, бизнес-ниши и рынки. И делают это обычно своими силами — руками сотрудников отделов продаж и пиар-менеджеров. Профессиональный троллинг бизнесмены в нашей стране практически не заказывают, и мало кто на этом зарабатывает, уверяет глава агентства «Сарафанная реклама» Олег Львов.
А вот что касается политики — все ведущие интернет-порталы и социальные сети инфицированы платными комментариями троллей. Особенно ярко это бросается в глаза сейчас, накануне выборов в Верховную Раду. По мнению Львова, политическим PR-ом это трудно назвать, поскольку тролли не могут толково агитировать или пиарить в принципе. «К сожалению, украинские политики мало понимают интернет-технологии — их больше интересует общий процесс, чем его результат», — отметил он. Политические партии, как правило, обращаются за услугой троллинга не к профессиональным агентствам, а контролируют ее самостоятельно, набирая молодых людей,  освоивших интернет и социальные сети.
Петр Кузнецов соглашается, что в политические кампании вовлекаются молодые люди сомнительной компетенции, и иногда на это списываются весьма крупные средства. «Но на практике самыми работоспособными и эффективными оказываются люди среднего возраста или в годах», — уточняет он.
Судя по количеству заказных комментариев на политические темы, в Украине политическим троллингом занимается не менее несколько сотен человек от разных сил, иначе такой объем просто не поднять, говорит Львов. «Читая все эти платные комментарии, все больше понимаешь, почему ящик для голосования назвали урной», — комментирует директор агентства.
Задачи ставят троллям разные — спровоцировать пользователей на грубость с последующим «баном», загадить неугодную страничку отвратительными комментариями. Но заблокировать троллингом работу отдельной веб-страницы практически невозможно. Во-первых, для этого необходимо слишком большое количество троллей, а во-вторых любой серьезный ресурс постоянно модерируется, и опытный модератор может достаточно легко обрубить целую группу троллей. Для того, чтобы повалить сайт, используются более действенные методы, такие как DDoS-атаки.

Профессиональные тролли очень похожи на украинских политиков
Профессиональный тролль должен быть хорошим копирайтером, чтобы быстро, легко и главное самостоятельно писать нужные тексты. Важна и выдержка, устойчивость к стрессам: если принимать чужие полемику близко к сердцу, то в этой сфере долго не проработаешь.  Желательно знание предмета: комментатор, который плавает в своей теме, не сможет эффективно работать, уверен Олег Львов.
«Для троллей пригодится отсутствие комплексов и моральных принципов. Яростно защищать то, во что не особенно веришь, не каждый сможет, и в этом профессиональные комментаторы очень похожи на украинских политиков», — добавляет он.
По словам Петра Кузнецова, с троллями та же история, что и в спорте: лучшими спортсменами становятся вовсе не те, кто в детстве был самым крепким и здоровым, а те, у кого были проблемы, преодолевая которые человек научился эффективно прилагать усилия. Это помогает человеку независимо мыслить, спорить и отстаивать свою позицию, даже если она проигрышная. «Это люди, для которых общение в интернете на самом деле компенсирует нехватку чего-то в обычном общении. Сложно отметить какие-то конкретные качества — это все равно, что объяснить, каковы признаки настоящего писателя. Можно понять только на передовой», — говорит Кузнецов.
Средняя цена на российском рынке для комментария от виртуального пользователя находится в районе 70 рублей (около 27,4 грн. по курсу НБУ — ред.), говорит Кузнецов. Однако львиную долю денег на этом рынке собирают известные в сообществе пользователи — «звезды», расценки у которых совсем другие.
По словам Олега Львова, стоимость услуг профессионального комментатора, как и стоимость создания интернет-сайта, формируется в зависимости требуемого результата. «Цены на создание сайта и троллинг-кампанию  где-то сопоставимы. (от 500 долл. — ред.) Основной критерий тут — потраченное время, а оно зависит от области обсуждения, от нее зависит, сколько ресурсов надо контролировать и насколько интенсивно обсуждается тема. Ну, и поскольку данные услуги не совсем законны и этичны, то и цена там, как на любом черном рынке — как договоришься», — рассказывает Львов.
Не пожелавшие быть названными сотрудники одного из предвыборных штабов назвали такие условия: $400-500 в месяц, на период избирательной кампании (3 месяца), 6-8 часовой рабочий день, удаленно.

Прайсы и принципы
Троллинг — это специфическая услуга, которая долго будет востребована, говорит известный российский блоггер под псевдонимом Вовка. Среди прочего, он занимается координированием и обучением онлайн-комментаторов. Спрос на такие услуги растет, и на форумах нетрудно найти подходящее предложение. Условие одно — предоплата.
Настоящих троллей-профи не много, говорит «Вовка», многие пока не осознают перспективности этих услуг и не знают, как добиться успеха. Зарабатывает на этом не только молодежь: среди комментаторов есть и 15-ти летние, и 40-летние. Важнейшими качествам для успешного тролля «Вовка» называет терпение и эрудицию. Кроме того, не помешает хорошее чувство юмора, богатый словарный запас и навыки сетевого общения.
Заказы поступают разные. «В свое время клиенты просили меня потопить какого-то конкурента, отслеживая его рекламу в интернете. Т.е. к примеру, есть какая-то компания, она на разных сетевых проектах размещает свою текстовую рекламу. Моя задача была — поднять обсуждение с разных компов и ников и свести их вложения в PR на ноль. Но чаще всего заказывают затроллить людей, сомневающихся в товарах или брендах, на стороне которых играю я», — делится опытом «Вовка».
Стоимость услуг, по его словам, зависит от уровня тролля, от его портфолио, а также от сложности задачи. Но точных данных по рынку этих специфических услуг никто не называет. «Могу сказать одно — проведение одной нормальной кампании стоит минимум $1 тыс. «Загадить» один сайт — также четких расценок нет, все зависит от его развития и посещаемости. Я работал  за $1,2-1,8 тыс.», — рассказывает профессиональный тролль.
Официальный прайс на блоге Вовки выглядит скромнее: 1000 комментариев обойдется в 3000 рублей (около 770 грн.). Минимальная стоимость заказа — 500 рублей (около 128 грн.). При единовременном заказе с суммарным количеством лайков более 3000 предлагаются скидки 10%, 5000 лайков — скидка 15%, а постоянным клиентам скидка 5%.
Некоторые заказы тролль не берет принципиально «Пару раз предлагали троллить политику страны, в которой я родился и живу. Я патриот, sorry… Кроме того, я никогда не работаю с религиозными проектами, сектами и сайтами, в корне противоречащими моим личным  взглядам», — говорит он.

Александр Винниченко
ЛIГАБiзнесIнформ

19 окт. 2012 г.

К вопросу о вовлеченности...

Только 6% подписчиков взаимодействуют со страницами брендов в Facebook — исследование
Согласно новому исследованию компании Napkin Labs, огромное большинство подписчиков страниц брендов в Facebook в действительности не проявляют интереса к контенту.

Более того, чем их больше, тем меньшего взаимодействия можно от них ожидать.

Например, уровень вовлечения подписчиков страницы бренда с 500 — 600 тысячами фанов на 60% выше чем у страницы, набравшей 900 тысяч — 1 миллион лайков.

То есть из 1 миллиона подписчиков маркетологам следует сконцентрировать свое внимание только на 60 тысячах действительно вовлеченных пользователях.

В своем исследовании Napkin Labs использовал 52 страницы брендов в Facebook, количество подписчиков которых колебалось от 200 тысяч до 1 миллиона. В общей сложности они рассмотрели активность более 31 миллиона фанов.

И хотя результаты этого исследования удивляют, Napkin Labs советует владельцам страниц еще более сузить свое внимание.

Так называемые «суперфаны», или 20 наиболее активных подписчиков, проявляют уровень вовлечения в 75 раз выше чем любой средний подписчик. И, кроме того, они стимулируют других посетителей, так как посты «суперфанов» на странице бренда получают в 2,3 раза больше лайков и в 1,8 раз больше комментариев.

«Суперфаны имеют жизненно важное значение для развития бренда», — сказал Райли Гибсон (Riley Gibson), генеральный директор Napkin Labs. «Цифры исследования показывают, что маркетологам нужно меньше концентрироваться на количестве, а больше на вовлечении фанов, которые уже у них есть.

Привлечение пользователей в деятельность на странице, а не просто размещение контента — один из ключевых способов поддержать интерес и активность всех посетителей».

Т.е. нельзя размещать контент и уходить в сторону, ожидая, что фаны быстро его распространят. «Поверхностное взаимодействие» — это смерть для любой страницы, которая желает достигнуть успеха.

Естественно, совсем неплохо иметь миллионы подписчиков, это скорее работает как реклама бренда, но при этом нужно помнить, что только 6% из них проявляют действительное вовлечение.

18 окт. 2012 г.

ЦРУ финансирует разработки инструментов контроля над облачными средами

ЦРУ финансирует разработки инструментов контроля над облачными средами

Структуры, выполняющие инвестиционные программы ЦРУ, активно вкладывают деньги в компании, работающие в сфере внедрения и эксплуатации технологий облачных вычислений. Компания In-Q-Tel подписала инвестиционное соглашение с компанией Cloudant, предоставляющей услуги хранения баз данных в облачных средах. Это уже третья отраслевая компания, открыто профинансированная структурами ЦРУ в течение последних трех месяцев.Последний контракт указывает на то, что In-Q-Tel привлекает представителей отрасли к созданию инструментов, позволяющих спецслужбам США контролировать информацию, размещаемую в облачных средах.
По условиям контракта Cloudant обязалась разработать для спецслужб США технологии, которые позволят им хранить, анализировать и распространять получаемые данные более эффективно. Компания разрабатывает безопасные облачные базы данных, создаваемые по технологии NoSQL. Такие базы данных позволят эффективнее хранить, обрабатывать и извлекать большие объемы данных.
Известно, что кроме In-Q-Tel финансирование компании Cloudant также осуществляет венчурная компания Avalon Ventures и венчурный фонд Y Combinator.
Ранее In-Q-Tel подписала инвестиционное соглашение с компанией 10gen, разработчиком открытой системы баз данных MongoDB, ориентированной на хранение документов.
В то же время Министерство внутренней безопасности США и Национальное агентство геопространственной разведки уже переносят конфиденциальные данные в облачные хранилища. По имеющейся информации, указанные госструктуры США уже заключили контракт с британским поставщиком облачных сервисов — компанией Huddle.
22 августа текущего года In-Q-Tel объявила о подписании контракта с компанией Adaptive Computing. По имеющейся информации, компания будет разрабатывать программное обеспечение управления данными (бэк-офиса) для спецслужб.

17 окт. 2012 г.

Полицию оштрафовали за использование незашифрованных флэшек

Полицию оштрафовали за использование незашифрованных флэшек

Управление по защите персональной информации в Великобритании (Information Commissioner's Office, ICO) наложило штраф в размере 120 тысяч фунтов стерлингов на полицию города Манчестер за хроническое несоблюдение правил информационной безопасности, а именно — запись информации на USB-флэшки в незашифрованном виде. Управление ICO классифицировало эти действия как умышленное непринятие должных мер по защите приватной информации, что привело к неоднократным утечкам пользовательских данных.

Утечки пользовательских данных — это банальные потери флэшек, что случалось несколько раз. Расследование ICO началось как раз после последнего такого инцидента в июле 2011 года, когда из квартиры одного полицейского похитили флэшку с информацией о тысячах граждан, имеющих отношение к полицейским операциям.

Расследование показало, что полицейские регулярно используют флэшки для переноса файлов с рабочего компьютера на домашний, а также с компьютера в одном офисе на компьютер в другом офисе. Несмотря на весьма чувствительный характер этих файлов, полицейские совершенно игнорируют правила информационной безопасности и записывают данные в открытом виде.

Инцидент в июле 2011 года — уже не первое происшествие с утечкой данных из полицейского департамента в Манчестере. Ещё один случай был в сентябре 2010-го, когда злоумышленники проникли в локальную сеть и получили доступ к конфиденциальной информации. Руководство полицейского управления в отчёте по итогам разбора инцидента указало, что персонал недостаточно квалифицирован для грамотной защиты данных. Также было решено наложить ограничения на функциональность интернет-системы, чтобы избежать подобных случаев в будущем.

Всё вышеозначенное послужило основанием, чтобы на полицию наложили штраф 150 тыс. фунтов стерлингов, со скидкой 20% за своевременное погашение штрафа, т.е. 120 тыс.