30 дек. 2007 г.

Берегись коллеги своего!

В Омске появился новый вид услуг — бизнес-разведка. Предоставляет её только одно частное агентство, работники которого заверяют, что за умеренную плату смогут узнать всё не только о ваших конкурентах, но и о подчиненных.

«По конкретному работнику мы можем предоставить заказчику практически любую информацию, — рассказала Юлия Васильевна, директор развед-агентства. Фамилию Юлия назвать отказалась, ссылаясь на необходимую в ее деле конфиденциальность.


Тотальная слежка?

Итак, чем же занимается шпионское агентство? Бизнес-разведчики, по их словам, могут отследить деятельность любого работника предприятия (при условии, что его рабочее место технически оборудовано).

— Существуют программы, которые устанавливаются на компьютер, — рассказала Юлия Васильевна. — Работодатель, имея доступ в Интернет, несколько раз в день получает отчет о том, чем занимался его сотрудник. В документе могут содержаться сведения о переписке сотрудника — на какие адреса и что он отправлял, с кем и о чем общался по ICQ, подключал ли к компьютеру какие-нибудь устройства и сколько сидел на рабочем месте.

— Скажите, а все это этично и законно? — поинтересовался я.

— А вам не кажется неэтичным, когда коммерческая тайна уплывает через сотрудников к конкурентам или когда сотрудник в Интернете болтает? — возмутилась в свою очередь Юлия. — Я не могу сказать, какими методами мы пользуемся, поскольку это наша коммерческая тайна, но заверяю, что ничем незаконным мы не занимаемся.

По мнению главы омского шпионского ведомства, иным сотрудникам даже полезно знать, что за ними наблюдают. Дескать, у человека отбивается охота заниматься не своими делами. И курить, к примеру, он будет реже.

— Кого-то это, конечно, может мотивировать. Но, на мой взгляд, только в одном случае из трех. Вероятность того, что люди будут переживать стресс, все-таки больше. Подобные действия однозначно негативно влияют на характер работы сотрудника, — прокомментировал вопрос о «рабочей» слежке Николай Чередов, психотерапевт высшей категории. — Вообще, насколько я знаю, это нарушение всяких конституционных прав. Действия по отслеживанию контактов человека в нашей стране допустимы только с санкции прокурора. Разве не так?

Круговая разведка

Но деятельность агентства только слежкой за работниками не ограничивается.

— Перечень услуг у нас очень большой, — рассказала Юлия. — Это и конкурентная разведка, и выявление каналов утечки информации на предприятии, и имиджевая безопасность компании, и проверка благонадежности партнера.

Примечательно, но деловые разведчики ни в грош не ставят собственные службы безопасности различных предприятий. Юлия уверяла меня, что эти службы не способствуют сохранению секретных сведений и работают не очень-то инициативно. Несложно догадаться, что у омских бизнесменов другой взгляд.

«Получение информации о потенциальных работниках, по-моему, вполне оправданно, — пояснил Сергей Муратов, директор филиала одного из крупнейших омских сотовых операторов. — Поскольку, принимая сотрудника, логично было бы поинтересоваться, насколько то, что он рассказывает о себе, совпадает с тем, что он представляет на самом деле. Но с этой задачей обычно без труда справляется собственная служба безопасности, которая есть в большинстве крупных компаний.

Что же касается отслеживания того, чем занимаются сотрудники в рабочее время, то здесь нужно смотреть глубже. Если у работника есть время, чтобы «зависать» на развлекательных сайтах и болтать по ICQ — значит, в компании неправильно выстроены бизнес-процессы. И никакие программы-шпионы тут уже не помогут».

Бизнес-разведчики соглашаются далеко не на каждый заказ, и, перед тем как согласиться, они проверяют и того, кого заказывают, и того, кто… заказывает. Так что стоит хорошенько подумать, перед тем как начинать вызнавать, что творится у конкурентов.


http://omsk.aif.ru/issues/403/10_01


А, например, про то как ICQ становится предателем лучше почитать у Ющука Евгения Леонидовича.

За дверью — служба внутренней безопасности

Андрей Грузинский, РосЕвроБанк


Есть элемент банковской безопасности, который виден сразу, с порога. Запрограммированный пропуск посетителей центрального офиса, двери на электронных замках, девушка, прикладывающая свою магнитную карту к считывателю, даже если вы открыли дверь своей карточкой и пропускаете её вперед. Но есть и другая, скрытая от постороннего взгляда сторона работы «безопасников». О ней мы расспросили сотрудников РосЕвроБанка — директора департамента безопасности Андрея Грузинского и начальника управления информационной безопасности Юрия Лысенко.

Управление информационной безопасности РосЕвроБанка организационно подчинено департаменту безопасности, и за любой инцидент в данной сфере отвечать перед руководством всего банка в первую очередь будет директор департамента безопасности Андрей Грузинский. Это типичная схема работы подразделений информационной безопасности в российских компаниях.

«Молодость нашей банковской системы напрямую влияет на службу безопасности банка, — говорит Андрей Грузинский. — По разумной причине: вложения в подобные мероприятия в сегодняшних российских условиях не оправдываются выгодами от успешной их реализации. На растущем рынке, которым сегодня несомненно является банковский сектор, вложения в дорогостоящие разведывательные мероприятия с применением сложных технических средств попросту не окупаются. Зародившийся в России около пятнадцати лет назад рынок коммерческих банков еще долго будет ненасыщенным и растущим, места на нем точно хватит как минимум на десятилетие. При этом сейчас нельзя даже сказать, что сегменты клиентов разных банков так уж сильно пересекаются.

Для нас это значит, что в документах, регламентирующих работу отдела информационной безопасности, коммерческую разведку можно ставить отнюдь не на первое место». Юрий Лысенко добавляет: «Чисто технические аспекты информационной безопасности, такие как вирусные атаки, бывшие основным фактором риска пять-семь лет назад, теперь также отошли на второй план, потому что окончательно стали рутинными, регламентированными и перешли в ведение управления информационных технологий».

Наши собеседники считают, что текущий, более цивилизованный, чем коммерческая разведка, вариант борьбы за конкурентные преимущества — это попытки «перекупить» управляющих верхнего звена. Правда, как показывает их опыт, люди такого ранга, если у них есть реальная возможность выбирать место работы, больше руководствуются уже не финансовой стороной дела, а атмосферой и традициями конкретной компании. «Разница в исторически сложившихся стилях работы и уникальности каждого банка. Если топ-менеджер после перехода в другую организацию и использует свой предыдущий опыт, то в основном это будут навыки менеджмента, а не передача коммерческих секретов конкурентам», — поясняет Андрей Грузинский.

Итак, технические системы защиты уже не находятся в центре внимания службы безопасности банка, далеко не на первом месте и такая политика, как коммерческая разведка или потенциальная перекупка управленцев верхнего уровня, которые меняют работу в среднем трижды за десятилетие… В таком случае где же сегодня фокус?

По словам Андрея Грузинского, в списке самых значительных для деловой репутации угроз в банковской сфере лидируют утечки конфиденциальной информации через руководителей среднего звена. «Если человек из управленческой верхушки банковской среды, где все друг друга хорошо знают, пожелает воспользоваться своей должностью, то в дальнейшем, даже оставшись чистым перед законом, он может просто попасть в профессиональную изоляцию», — замечает Андрей Грузинский. Амбициозным же сотрудникам на менее высоких должностях, поставившим перед собой цель сменить место работы с повышением, такой ход вполне может удаться. По оценке наших собеседников из РосЕвроБанка, чувствительная информация чаще уходит не через высшее руководство и близких к нему людей, которые для этого слишком дорожат своим реноме, и не через рядовых сотрудников, у которых при нормальной защите информационных систем просто нет этих данных, а через руководителей уровня среднего звена.

«В случае таких инцидентов риски для банка в основном репутационные, так как если оценить финансовую сторону потери, то уход, допустим, даже очень профессионального опытного клиентского менеджера может привести к потере клиентской базы на уровне 5%, не выше, — считает Андрей Грузинский. — Если с финансовой точки зрения подобную потерю банк легко может пережить, то для его репутации крайне важно, чтобы и коллеги, и клиенты были уверены в том, что информация о них не проникнет за пределы автоматизированной банковской системы и истории кредитных операций их банка».

Борьба с риском, выделенным РосЕвро­Банком в качестве основного, начинается уже на этапе приема новых сотрудников на работу. К собеседованию с ними после отдела кадров подключается департамент безопасности. Внимание уделяется самым разным факторам — это и трудовая книжка человека (как часто кандидат менял работу и по каким причинам), и отзывы с предыдущих мест. При этом речь идет обо всех потенциальных новых сотрудниках, в этом смысле банк не ограничивается управленцами среднего звена. Через проверку проходят все, но от должности, на которую претендует кандидат, зависит, кто из департамента безопасности будет заниматься его делом. С трудовой историей человека, желающего попасть на тот или иной пост в высшем руководстве банка, работает директор департамента безопасности.

Это не единственная точка соприкосновения «безопасников» с кадровой службой. «При приеме на работу сотрудники проходят обучение в онлайн-системе, проходят собеседование с сотрудниками управления информационной безопасности по вопросам защиты банковской коммерческой тайны и работе с персональными данными, сдают соответствующие экзамены, — рассказывает Юрий Лысенко. — Затем мы периодически проверяем, как соблюдаются требования информационной безопасности в центральном офисе и в отделениях».

Проект по улучшению информационной безопасности начался в банке почти два года назад. Год потребовался на то, чтобы все поняли необходимость формализованных правил информационной защиты. В планах стоит задача пройти сертификацию в Центральном Банке по стандарту СТО БР ИББС-1.0—2006.

Из нерегулярных способов контроля, по словам Юрия Лысенко, применяются такие, как неожиданный визит на рабочее место сотрудника в его отсутствие. Если такая проверка обнаружит незаблокированный компьютер, то самое «забавное», что может ждать его владельца, — это отправленная из его же почтового клиента жалоба непосредственному руководителю на забывчивого подчиненного. Во всех филиалах существуют собственные региональные службы безопасности, контролируемые центральным офисом, который организует внезапные проверки, командируя своих ревизоров в филиалы без предупреждения. Региональные кредитно-кассовые офисы работают в РосЕвроБанке по принципу тонких клиентов, пользуясь мощностями центрального офиса через VPN по общедоступной сети и не храня чувствительную информацию на собственных ресурсах.

Автор: Денис Легезо

http://www.iemag.ru/articles/detail.php?ID=6371


15 дек. 2007 г.

Частные службы безопасности уже не такиет какими были десять лет назад

??????????????????????

Теперь их главная задача заключается в обеспечении превентивной и информационной защиты клиентов. Неизменным осталось только желание бизнесменов продемонстрировать при помощи охранной службы свой статус, - пишет журнал "Компания" 3.12). Лесопарк на Рублево-Успенском шоссе. Мужчина в спортивном костюме жарит шашлык. Рядом его супруга качает ребенка в коляске. Обычная ситуация, если бы не рассредоточенные по периметру поляны охранники с рациями и в длинных плащах. Десять лет назад главная тема первого номера "К°" о службах безопасности щедро эксплуатировала цитаты классиков и народную мудрость. Сегодня флер "бондианы" и иносказательной таинственности вокруг охранной деятельности заметно убавился. Например, уже никто не говорит о том, что службы безопасности (СБ) и частные охранные предприятия (ЧОПы) возникли как попытка защититься не только от криминальных структур, но и от "воинствующих" силовиков. Изменились не только стиль подачи материалов об охранных предприятиях в прессе, но и, как выяснил "К°", даже память участников рынка. Про силовиков как про тех, кому надо было противостоять, уже не вспоминают.

Роль силовиков менялась в зависимости от происхождения коммерческих структур. Для одних компаний, выросших на партийных и бюджетных деньгах, силовики становились прикрытием, для других - опасными противниками.

"Службы безопасности у коммерческих структур появились либо как попытка самостоятельно защититься от криминала, либо для компенсации неэффективной в то время арбитражной системы, - рассказывает Сергей Елисеев, генеральный директор Real Estate Media, а в 1992 - 1996 годах сотрудник сначала оперативно-поискового управления МВД, а затем РУОП ГУВД Москвы. - Одной из главных их функций было собирание долгов. В зависимости от степени "крутизны" они либо сами вышибали долги, либо выступали координаторами между "братками" и силовыми структурами. Сегодня эта функция неактуальна, потому что отлично функционирует арбитраж, и занимаются такого рода проблемами преимущественно юридические службы". Также в конце 1990-х годов необходимость в охранных мероприятиях чаще возникала в результате конкретных инцидентов. "После покушения меня нанял создать ЧОП президент "Русского золота" Александр Таранцев, - рассказывает адмирал Геннадий Захаров, в свое время формировавший кадровый состав службы безопасности первого российского президента Бориса Ельцина. - Всех, кто до этого якобы "охранял" Таранцева, разогнали и создали с нуля новую профессиональную структуру". Теперь ситуация изменилась. Бизнесмены четко усвоили, что когда угроза за дверью, будь то человек с пистолетом или пресловутый арбитраж, поздно что-либо делать. "Прежде всего, должна работать разведка", - говорит Захаров. Или то, что глава охранного агентства "Баярд" Николай Краюшенко академично называет "классическими превентивными мерами". Главной задачей служб безопасности стала защита информации, которая в 1990-е годы "хранилась" исключительно в головах бизнесменов. Сегодня, если и "вышибают", то законспирированные цифры и данные. "С трудом представляю себе, что можно было такого рода украсть в начале 1990-х, ну разве что с военной базы", - иронизирует Елисеев.

Руины империи

Итогом бурной трансформации советского репрессивного аппарата стало создание системы, с трудом поддающейся изучению. Подавляющее число ФПГ обросло собственными спецслужбами. Они не похожи друг на друга, у каждой свой почерк, своя манера работы.
Современные охранные предприятия как вид деятельности и бизнеса вполне поддаются изучению. Самое простое деление служб безопасности - на моно- и полифункциональные, в зависимости от количества и качества угроз охраняемого объекта. К примеру, маленькому ресторану или небольшой компании не нужно больше, чем один-два человека, главной задачей которых будет общение с проверяющими органами и с силовиками, которые помогают решать возникающие проблемы. "Стало ясно, что держать штат для таких предприятий - экономически неоправданная паранойя, - говорит Елисеев. - Службы безопасности - это непродуктивные структуры, поедающие ресурсы населения. Еще маршал Шапошников говорил, что если численность армии и спецслужб превышает 1% населения, страна непременно погибнет. Это применимо и к бизнесу. Если затраты на безопасность превышают определенный процент от ее оборотов и прибыли, то компания может обанкротиться". Или же на нее обратит внимание государство. По словам Николая Краюшенко, в прессе "гуляют" набившие оскомину два-три затертых примера про огромные и могущественные службы безопасности компаний Владимира Гусинского, Бориса Березовского и Михаила Ходорковского. "При этом не надо забывать, что в России насчитывается более 27 000 охранно-детективных структур, и подавляющее их большинство не делало ничего похожего", - говорит он. Но факт остается фактом. Структуры "Моста" и ЮКОСа, а также компания "Атолл" создали скорее даже не службы безопасности, а частные спецслужбы, которые на первое место ставили не защиту своего бизнеса, а сбор и обработку различной, порой совершенно не относящейся к бизнесу информации, вербовку агентов, шпионаж и т.д.
"Служба безопасности ОРТ, куда я пришел в 1996 году и проработал пять лет, была третьим гигантом после "Моста" и ЮКОСа, - рассказывает Андрей Луговой, российский бизнесмен, обвиняемый британской полицией в убийстве Александра Литвиненко. - Но при этом бюджет и штат того же "Моста" превышали наши в 10 раз. Я могу говорить об этом с уверенностью, потому что мы против них шпионили. Вообще СБ должна работать тихо и незаметно, иначе она не справляется с задачей. В разные годы всплывали имена разных людей из разных компаний, а о нас бы не заговорили никогда, не будь дела Литвиненко".

Десять лет назад "К°" писал о том, как разрослись и шикуют на бесправовом поле подобные СБ. Сегодня известно, чем их деятельность закончилась - после арестов владельцев бизнеса, громких судебных процессов, "басманного правосудия" и бегств за границу компании прекратили свое существование. Связаться с бывшими сотрудниками охранных структур "Моста" и ЮКОСа "К°" не удалось. Люди из этих хрестоматийных СБ оказались слишком привязаны к своему бизнесу. Кто-то последовал за хозяевами в эмиграцию, а кто-то оказался в тюрьме. К примеру, о Михаиле Шестопалове, бывшем руководителе СБ ЮКОСа, говорят, что в Россию ему уже никогда не вернуться.
По мнению ряда экспертов, эти СБ не стоит включать в современную классификацию, так как они лишь пример того, во что служба безопасности может выродиться. Однако, по словам собеседников "К°", именно охранные структуры Гусинского, Березовского и Ходорковского стали прототипами современных СБ. Так кто теперь занимается "порочной" практикой в подобных масштабах? "А это мы узнаем, когда начнется следующее уголовное дело", - едва сдерживает улыбку Елисеев.

Если очень хочется, то можно

"Десять лет назад, - вспоминает Андрей Луговой, -не только крупные корпорации промышляли вне закона. Многие охранные предприятия очень любили оказывать "теневые" услуги (прослушивание телефонов, наружное наблюдение, вербовка агентуры и т.д. - Прим. "К0""), да и желающих получить их было раз в десять больше, чем сейчас". Сегодня только одна из пяти охранных структур согласится предоставить подобные услуги. Адмирал Захаров рассказывает, что слежка и вербовка в профессиональной среде "не хулятся": ведь только зная об угрозе, ее можно нейтрализовать. "Ну и что, что не совсем законно. Если закон предпишет частным охранникам отказаться от ношения оружия, они же не перестанут это делать", - утверждают в разговоре с "К°" бывшие силовики.

Особое место в сегменте охранной деятельности занимали крупные службы безопасности банков и корпораций, узкоспециализированные СБ компаний и так называемые карманные ЧОПы. Они существовали как отдельный хозяйственный субъект, но работали только на одного клиента. Такие структуры не были стеснены в способах и средствах: охраняли объекты и первых лиц, вели конкурентную разведку и аналитическую работу по конъюнктуре рынка. Например, ЧОП "Мангуст-сервис", учрежденный ЗАО "Ренова" и лично Виктором Вексельбергом. В его ведении находилась безопасность "Реновы", СУАЛа и лично господина Вексельберга. В конце 1990-х годов на заседаниях Госдумы сотрудников "Мангуста" открыто называли "боевиками" за методы их действий по захвату помещений конкурирующих предприятий, устранению конкурентов и далее по "силовому" списку. Сейчас идеальной СБ, по мнению Сергея Елисеева, становится так называемая интегрированная служба, которая передает ряд функций другим департаментам компании. Тогда какой-нибудь сотрудник отдела маркетинга может даже и не догадываться, зачем он готовит тот или иной документ. Такая "диверсификация" говорит о том, что намерения компании "искренни и чисты". А вот если весь "репрессивный аппарат" консолидируют и собирают под управлением одного человека, это указывает на то, что у компании есть другие стратегии его использования. К примеру, когда бывший первый замминистра внутренних дел Владимир Козлов в один прекрасный момент стал заместителем гендиректора ЗАО "Северсталь-групп", в компании не скрывали, что он будет курировать вопросы безопасности. Бывшие коллеги вспоминают Козлова как человека исключительной честности, к тому же и его босса Алексея Мордашова сложно заподозрить в нелояльности властям.

СБ в кармане

Около двух лет тому назад, по разным данным, более 20 финансово-промышленных групп содержали свои вооруженные силы безопасности. За неимением громких скандальных историй вроде дела ЮКОСа какое-то время пресса интересовалась деятельностью СБ "Альфа-групп", привязавшись к ее "спецназовскому" названию. Эксперты полагали, что после ухода со сцены трех основных игроков в лице "Моста", ЮКОСа и "Атолла" их место заняла "Альфа". Однако ни сама группа, ни ее СБ не демонстрировали оппозиционности власти. Служба безопасности у "Альфы" была жестко диверсифицирована и представляла собой треугольник, состоящий из службы экономической безопасности, действующей как структура компании, а также охранного агентства "Альфа-Щит" и такого же предприятия "Альфа-Гарант". Кроме того, у группы была своя тренировочная база - школа специальной подготовки "Стрелец".

("К°" 1997) Разве можно представить себе, скажем, высокопоставленного сотрудника ОНЭКСИМбанка, жалующегося на тревожный сон в Норильске? А вот в "Альфе" такие пассажи встречались. В 1997 году в одном из интервью президент Тюменской нефтяной компании Александр Фурман, назначенный на эту должность после покупки "Альфой" 40% ТНК говорил, что "ему в Нижневартовске плохо спится". Спать Фурману, видимо, мешал глава "Нижневартовскнефтегаза" Виктор Палий. Примечательно, что каждое серьезное приобретение "Альфы" сопровождалось какими-то накладками. Так, во время борьбы за Западно-Сибирский металлургический комбинат и "Нижневартовскнефтегаз" спецслужба "Альфы" так и не сумела организовать информационное сопровождение скандалов. Неблагополучно обстоят дела у "Альфы" и с защитой данных. Известны случаи, когда за умеренную плату ($500 - 600) предлагалась информация о частных счетах в Альфа-банке.
При этом в 2005 году число сотрудников только московского подразделения "Альфа-Щит" превысило тысячу человек - несколько сотен работали в "Альфа-Гаранте" и около 200 человек в службе экономической безопасности. Притом что в штатном расписании Службы безопасности президента при Ельцине, когда там работал Геннадий Захаров, числилось всего полторы тысячи человек.

Некоторые западные аналитики беспокоятся, что общий потенциал российских СБ и ЧОПов может превысить потенциал пресловутой Лубянки. Два-три года назад в деловой и журналистской среде любили рассказывать историю о том, что крупнейшие олигархи с помощью своих многочисленных СБ хотят основать собственные государства с центром в виде ключевого предприятия. При этом люди с опытом работы в различных силовых структурах не питают иллюзий по поводу масштабов разрастания спецслужб. По мнению Игоря Астахова, который вместе с адмиралом Захаровым работал в Службе безопасности президента, если говорить, например, о службе безопасности такой гигантской компании, как "Газпром", то счет сотрудников ее СБ идет никак не на тысячи, а на сотни.

("К°" 1997) "По количеству людей, задействованных в специальных предприятиях, с "Мостом" может сравниться только РАО "Газпром". Как в общем-то и полагается ведущей российской корпорации. Численность ее охранных подразделений достигает 12 500 человек".
("К9" 2007) Правда, другие бывшие силовики утверждают, что "Газпрому" в случае чего как государственной монополии помощь могут спускать и "сверху". Астахов и к этому относится скептически: "ФСБ не резиновая, ее на всех не хватит". Теперь компании не гонятся за размером штата СБ - главное, чтобы решались их основные задачи. Есть компании, где, к примеру, 90% сотрудников СБ занимаются охраной объектов и только 10% проверяют сотрудников. Есть СБ, которые тратят 80-90% рабочего времени на защиту конфиденциальной информации. Как правило, такие СБ появляются у отраслевых компаний. Например, у "Базэла" Олега Дерипаски, по данным "К°", есть специальное подразделение, которое занимается только черным пиаром холдинга, а именно так называемыми вбросами данных и блоками на выход в масс-медиа той или иной информации. Похожие функции выполняет пресс-служба Millhouse Романа Абрамовича. При этом, к примеру, в службе безопасности компании "Инком-Недвижимость", где работал Сергей Елисеев, главной функцией была охрана офисов и проверка юридической чистоты квартир. Остальные проблемы решались по мере их появления.

Беспорядочные связи

"Чаще всего в одной службе безопасности работают люди из одного силового ведомства. Их подбирают медленно и со вкусом, сколачивая некое подобие команды". Так появлялись, утверждалось десять лет назад, ЧОПы-КГБ, СБ-ГРУ и мини-службы охраны президента для особо требовательных.

Сегодня "К°" не удалось найти кого-либо, кто разделил бы эту точку зрения. "Если такое деление и имело место быть, чего лично я не припомню, - говорит Сергей Елисеев, - то все уже давно между собой перемешались, за эти годы кадровый состав многих СБ сменился несколько раз". Более того, участники рынка говорят, что профессиональные охранники за счет того, что проходят дополнительную подготовку и получают хорошие зарплаты, работают лучше силовиков, поскольку становятся, по сути дела, универсальными профессионалами.

"Мне вообще трудно оценить влияние силовиков на наш бизнес, - говорит Николай Краюшенко, - поскольку я не отношусь к упомянутой категории граждан. Возможно, по этой самой причине не замечаю особого влияния отставников на развитие охранной деятельности в России". "При наборе сотрудников в СБ или ЧОП главное - это смотреть на профессионализм и опыт человека", - считает Геннадий Захаров. В свое время, формируя штат охраны Бориса Ельцина, он нанимал людей из абсолютно разных сфер. Существует и еще один важный момент. "Есть неподходящие для охранной деятельности люди, они и не трусы, а слишком любят жену и детей, а нашей работе нужно отдаваться без остатка", - говорит Захаров. "Как учили нас на факультете национальной безопасности, -расшифровывает мысль бывшего начальника Игорь Астахов, - охрана - это комплекс мероприятий. Одних "шкафов" недостаточно, нужны и аналитики, и опера, и личная охрана, и связисты... Да и вообще, в "шкаф" из пистолета куда проще попасть". "Раньше в личную охрану, если ты выходил из "девятки" (девятое управление КГБ, которое занимается охраной первых лиц государства), - вспоминает Андрей Луговой, - тебя брали не глядя. Все сразу теряли голову: "Ах, вы охраняли Ельцина, Черномыдрина, Горбачева, Брежнева, Гайдара". Я хоть и патриот "девятки", и сам Гайдара охранял, но когда начинаю подбирать людей на работу, к "своим" предъявляю еще более строгие требования". Главная проблема с приемом на работу элитных силовиков, по мнению Лугового, в том, что человек приходит устраиваться на службу с большими амбициями, устремленными в прошлое -"А знаете, кем я был?". Он уверен, будто знает все, но на деле он работал в системе, где многие задачи решали другие люди. В государственной системе есть очень четкая специализация. К примеру, человек, вышедший из "театрального подразделения" (была и такая структура, люди, охранявшие вождей исключительно на "присценической" территории), не сможет надежно обеспечить всю схему выезда в регион. "Об амбициях можно забыть, - резюмирует Луговой. - Карьеры в охране не сделаешь, а поучиться еще придется. Век охранника недолог - до 45 лет. Потом можно стать консультантом или открыть свой ЧОП, но рынок уже переполнен, поэтому мы только поощряем наших сотрудников, если в свободные дни они делают другой бизнес или же получают новое образование".

Если сегодня и оказываются какие-то предпочтения выходцам из определенных структур, то исключительно из-за стиля их работы. Геннадий Захаров, к примеру, считает, что нет охранника лучше спецназовца: "Лучший охранник тот, кто когда-то сам нападал". Луговой считает их слишком агрессивными и психологически неуравновешенными. Однако последнее слово все равно остается за клиентом.
По словам опрошенных "К°" участников рынка, сейчас функции СБ крупных компаний и бизнесменов все чаще выполняют люди в погонах на своих местах, они обеспечивают превентивную и информационную защиту, не покидая кресла чиновников. Тогда как собственная СБ компании обеспечивает сохранность и сопровождение первых лиц.

Впрочем, Сергей Елисеев дает потенциальным клиентам, которые до сих пор верят в "силовые контакты", совет: "Связи - дело непостоянное. Я ушел из МВД в 1996 году. Еще в 1999 - 2000 годах многие мои бывшие сослуживцы занимали высокие посты в центральном аппарате МВД, налоговой полиции. При необходимости я мог обратиться к ним с просьбой, и мне постарались бы помочь. Прошло всего три месяца, и многие из них оказались в отставке. Люди увольняются, уходят на пенсию, переводятся на другие должности и в другие регионы. Иногда гибнут или сами оказываются на скамье подсудимых. Уходя из органов, в течение года теряешь до 90% контактов. Те, кто строит работу СБ исключительно на старых служебных связях, неизменно проигрывают". Гораздо важнее иметь людей, которые хорошо знают методологию оперативной деятельности и в любой ситуации могут выстроить эффективную схему работы и новые связи, причем неважно, о чем речь - рейдерский захват, защита, проверка топ-менеджера, поиск источников утечки информации. "Главное - понимать, какие организационно-распорядительные приемы и в какой последовательности нужно использовать, чтобы достичь нужного результата", - говорит Елисеев.
Впрочем, для среды силовиков традиционным являлось не только поддержание связей, но и вражда между определенными подразделениями, которая в начале 2000-х годов трансформировалась в борьбу между СБ компаний.

("К°" 1997) "В этой игре никто не знает правил. Их просто нет. Традиционная "гэбэшная" этика стерта многомиллионными контрактами, а бывшие дружеские связи уже не имеют значения. Извечная конкуренция ГРУ, КГБ и МВД наконец-то реализуется в виде "наездов" друг на друга. Руководство же государственной "крыши", откуда родом охранники банков и компаний, контролируя своих бывших коллег, исходит из собственных интересов, о которых оно зачастую не ставит в известность вышестоящие органы".

Как говорят участники рынка, до "мочилова" сегодня не доходит. На людях сотрудники конкурирующих СБ уже научились улыбаться друг другу, а если дело заходит об общей беде, как, к примеру, мошенничество с кредитками, то СБ банков даже начинают сотрудничество. Хотя, безусловно, они продолжают вести конкурентную разведку и борьбу друг против друга. Махинации СБ компаний запросто могут перерасти в борьбу серьезных силовиков. Так, например, в начале 2000-х годов отец личного помощника замдиректора ФСБ Юрия Заостровцева руководил ЧОПом, охранявшим торговый центр "Три кита". Когда руководство "Трех китов" и соседствующего с ним ТЦ "Гранд" обвинили в контрабанде мебели, разгорелась настоящая бойня между таможней, ФСБ и Генпрокуратурой. В 2002 году победу одержала Генпрокуратура. По слухам, экс-генпрокурор Владимир Устинов также был связан с руководством компаний и оказал им посильную помощь в закрытии дела. Сразу же после отставки Устинова в 2006 году пять фигурантов дела оказались под арестом.
Прикинулся ветошью
По мнению Геннадия Захарова, для бывших силовиков, которые открывают свои ЧОПы, гораздо удобнее сразу заключать договор с одной компанией и оказывать охранные услуги только ей, не распыляясь на многочисленных клиентов. Андрей Луговой, который владеет своей группой охранных предприятий "Девятый вал" (названа так в честь знаменитой "девятки", девятого управления КГБ), считает, что в этом случае ЧОП отказывается от ведения бизнеса, потому что бизнес - это конкурентная борьба за разных клиентов, а не слепое подчинение одному "большому боссу". При этом на рынке функционируют совершенно "бизнесовые" ЧОПы, которым больше интересны мелкие законы, нежели обслуживание интересов большого бизнеса. По данным Николая Краюшенко, рынок охранных услуг Москвы составляет около 37 млрд руб., примерно такую же сумму осваивают ЧОПы остальной России. При этом в столице сосредоточена только пятая часть охранно-сыскных предприятий страны. Но рынок постепенно сегментируется. Принято считать, что к крупным предприятиям следует относить ЧОПы с оборотом более 100 млн руб. в год, средние - от 50 млн руб., а меньший оборот характерен для мелких предприятий. В зависимости от специализации доходы охранных предприятий колеблются от 10% до 20%.

В глазах обывателей люди, которые отвечают за безопасность огромных корпораций, должны получать миллионы. На самом же деле у охранников средние по Москве зарплаты. Человек высокой квалификации, работающий в личной охране, получает около 50 000 руб. при занятости сутки - двое или день через день. Солидный директор ЧОПа или СБ получает около 100 000 руб. в месяц. Но в руководство никто особо не рвется - нагрузки больше, а на карьеру это никак не влияет - выше этой должности не прыгнешь.

Обращаясь, к примеру, в "Девятый вал" с целью организовать свою охрану, человек должен быть готов тратить 150 000 руб. в месяц минимум: это зарплата двух охранников и услуги компании. Дальше - все зависит от того, какие еще услуги могут понадобиться. Такие зарплаты бывших силовиков, идущих в охрану, более чем устраивают. Многие, по словам Геннадия Захарова, на самом деле не хотят уходить из силовых структур, но финансовые трудности заставляют. "В 28 лет я получил звание майора, - рассказывает Андрей Луговой, - карьера развивалась стремительно, и когда в 1995 году меня в первый раз позвали на ОРТ, я отказался. Но надо было кормить семью, в "девятке" мне тогда платили $500, а на ОРТ в 1996 положили оклад $5000 - сложно было не согласиться". "На протяжении развития частного охранного бизнеса стоимость услуг росла постепенно и отражала рост профессионализации отрасли, - резюмирует Николай Краюшенко. - К августу 1998 года в Москве средняя стоимость невооруженной охраны равнялась $4 - 5 в час за одного сотрудника. После августовского кризиса цены упали вдвое и держались на этом уровне примерно до 2006 года. На сегодняшний день невооруженный сотрудник в профессиональном охранном предприятии стоит уже $6 - 7 в час. В структуре затрат охранных предприятий заработная плата (с налогами) охранника занимает примерно 65 - 70%".

Нелегальную деятельность с целью дополнительного заработка сегодняшние руководители ЧОПов и СБ очень не поощряют. Они утверждают, что по большому счету охранникам хватает на жизнь, и приторговывание базами данных и оказание спецуслуг остались в прошлом. Однако адмирал Захаров относится к нынешним охранникам немного скептически - в силу того, что расцвет их карьеры пришелся на распад СССР, когда ломались моральные устои. Бывшие силовики прочно прижились в охранной отрасли, так же как их традиции и этика. Многие из них пытаются приспособиться к новым реалиям и стать бизнесменами от безопасности, но цивилизация рынка "по-силовому" и цивилизация рынка "по-обывательски" -вещи разные. Тем более что в последние годы роль глобальной российской СБ взяло на себя государство. Выходцы из силовых структур в высших эшелонах власти успешно решают проблемы безопасности бизнеса, не покидая рабочего кресла.

9 дек. 2007 г.

Мастер-класс Евгения Ющука и It2b - "Эффективное использование интернета в конкурентной разведке"

24-25 ноября 2007 года был провиден мастер-класс Ющука Евгения Леонидовича по теме «Эффективное использование интернета в конкурентной разведке». Мероприятие посетило 27 специалистов, которые по достоинству оценили бесспорный профессионализм автора курса. Очень порадовало удачное совмещение теоретической и практической части, все новые знания были тут же подкреплены живыми примерами. Благодаря тому, что все присутствующие являются активными участниками форума бизнес-разведчиков, на тренинге сложилась дружественная и теплая атмосфера, которая позволила получить не только новые знания от автора, но и обменятся опытом среди коллег. Мастер-класс был организован интернет-проектом IT2B при активной помощи и непосредственном участии Нежданова Игоря Юрьевича.
На тренинге были рассмотрены следующие темы:
1. поиск информации в сети интернет;
2. планирование и проведение информационных воин;
3. проведение мониторинга;
4. противодействие черному PR;
5. роль блогов в конкурентной разведки.
Более того, данное мероприятие положило старт организации профессионального сообщества бизнес-разведки, которое в ближайшее время займется активным формированием эффективно действующего партнерства. Целями которого станут:
• продвижение и развитие деловой разведки;
• формирование профессиональных стандартов;
• разработка и проведение образовательных программ;
• обмен опытом между членами партнерства, включая международный;
• информационное обеспечение участников сообщества и т.п.
Об авторе мастер-класс
Ющук Евгений Леонидович
• Член международного Общества профессионалов конкурентной разведки (SCIP), автор книг «Маркетинг рисков и возможностей: конкурентная разведка», «Интернет-разведка: руководство
к действию», «Блог: создать и раскрутить».
• Доцент Высшей Экономической Школы – бизнес-школы при Институте Экономики Уральского отделения Российской Академии наук (УрО РАН); доцент Уральского государственного технического университета.
• Член научной школы региональной конкурентоспособности, работающей в Институте экономики Уральского отделения Российской Академии наук.
Интернет «Технологии разведки для бизнеса»
Единственный в своем роде информационный ресурс в сети интернет, давший возможность общения, знакомства и объединения экспертов по безопасности бизнеса, профессионалов бизнес-разведки и лиц, интересующихся сферой управления деловыми рисками.
Нежданов Игорь Юрьевич
Эксперт по бизнес-разведке и безопасности бизнеса. Преподаватель МКТА. Автор книг "аналитическая разведка для бизнеса", "Конкурентная разведка. Практикум", "Анализ информации. Хрестоматия", "Энциклопедия деловой разведки и контрразведки". Бизнес-тренер (конкурентная разведка, анализ информации, оперативный опрос).

Главный бизнес России - это рэкет и прослушка

Частные службы безопасности уже не такие, какими были десять лет назад. Теперь их главная задача заключается, якобы, в обеспечении превентивной и информационной защиты клиентов. Как правило, для этого у частных охранных служб нет мозгов. Это услуга - фикция. Неизменным осталось только желание бизнесменов продемонстрировать при помощи охранной службы свой статус.
Журнал "Компания" рассказал о романтических буднях ЧОПов и их высоком предназначении.
(«Ко» 1997) "Роль силовиков менялась в зависимости от происхождения коммерческих структур. Для одних компаний, выросших на партийных и бюджетных деньгах, силовики становились прикрытием, для других – опасными противниками".
(«Ко» 2007) «Службы безопасности у коммерческих структур появились либо как попытка самостоятельно защититься от криминала, либо для компенсации неэффективной в то время арбитражной системы, – рассказывает Сергей Елисеев, генеральный директор Real Estate Media, а в 1992 – 1996 годах сотрудник сначала оперативно-поискового управления МВД, а затем РУОП ГУВД Москвы. – Одной из главных их функций было собирание долгов. В зависимости от степени «крутизны» они либо сами вышибали долги, либо выступали координаторами между «братками» и силовыми структурами {...}
Теперь ситуация изменилась. Бизнесмены четко усвоили, что когда угроза за дверью, будь то человек с пистолетом или пресловутый арбитраж, поздно что-либо делать. «Прежде всего, должна работать разведка», – говорит старинный приятель Коржакова диверсант Захаров (но, как правило, с разведкой охранники плохо справляются - их за верству видно, да и тупые они - замеч. Stringer, однако вместо разведки у них - прослушка, которую сегодня можно заказать любому государственному органу, имеющему на это разрешение). {...}
Главной задачей служб безопасности стала защита информации, которая в 1990-е годы «хранилась» исключительно в головах бизнесменов. Сегодня, если и «вышибают», то законспирированные цифры и данные. «С трудом представляю себе, что можно было такого рода украсть в начале 1990-х, ну разве что с военной базы», – иронизирует Елисеев.
Руины империи(«Ко» 1997) Итогом бурной трансформации советского репрессивного аппарата стало создание системы, с трудом поддающейся изучению. Подавляющее число ФПГ обросло собственными спецслужбами. Они не похожи друг на друга, у каждой свой почерк, своя манера работы.
(«Ко» 2007) ...маленькому ресторану или небольшой компании не нужно больше, чем один-два человека, главной задачей которых будет общение с проверяющими органами и с силовиками, которые помогают решать возникающие проблемы. «Стало ясно, что держать штат для таких предприятий – экономически неоправданная паранойя, – говорит Елисеев. – Службы безопасности – это непродуктивные структуры, поедающие ресурсы населения. Еще маршал Шапошников говорил, что если численность армии и спецслужб превышает 1% населения, страна непременно погибнет. Это применимо и к бизнесу. Если затраты на безопасность превышают определенный процент от ее оборотов и прибыли, то компания может обанкротиться». Или же на нее обратит внимание государство.
По словам Николая Краюшенко, в прессе «гуляют» набившие оскомину два-три затертых примера про огромные и могущественные службы безопасности компаний Владимира Гусинского, Бориса Березовского и Михаила Ходорковского. «При этом не надо забывать, что в России насчитывается более 27 000 охранно-детективных структур, и подавляющее их большинство не делало ничего похожего», – говорит он. Но факт остается фактом. Структуры «Моста» и ЮКОСа, а также компания «Атолл» создали скорее даже не службы безопасности, а частные спецслужбы, которые на первое место ставили не защиту своего бизнеса, а сбор и обработку различной, порой совершенно не относящейся к бизнесу информации, вербовку агентов, шпионаж и т.д.
(«Ко» 1997) Выросшее из пятого управления КГБ (управление по борьбе с антисоветской деятельностью) и имеющее в силу бывшей специализации опыт и связи в политических кругах, информационно-аналитическое управление «Моста» во главе с бывшим первым замом председателя КГБ Филиппом Бобковым активно участвовало в политических интригах, обеспечивая продвижение холдинга в органах власти.
(«Ко» 2007) «Служба безопасности ОРТ, куда я пришел в 1996 году и проработал пять лет, была третьим гигантом после «Моста» и ЮКОСа, – рассказывает Андрей Луговой, (российский бизнесмен, обвиняемый британской полицией в убийстве Александра Литвиненко). – Но при этом бюджет и штат того же «Моста» превышали наши в 10 раз. Я могу говорить об этом с уверенностью, потому что мы против них шпионили. Вообще СБ должна работать тихо и незаметно, иначе она не справляется с задачей. В разные годы всплывали имена разных людей из разных компаний, а о нас бы не заговорили никогда, не будь дела Литвиненко».
Десять лет назад «Ко» писал о том, как разрослись и шикуют на бесправовом поле подобные СБ. Сегодня известно, чем их деятельность закончилась – после арестов владельцев бизнеса, громких судебных процессов, «басманного правосудия» и бегств за границу компании прекратили свое существование.
{...}
«Десять лет назад, – вспоминает Андрей Луговой, – не только крупные корпорации промышляли вне закона. Многие охранные предприятия очень любили оказывать «теневые» услуги (прослушивание телефонов, наружное наблюдение, вербовка агентуры и т.д. – Прим. «Ко», а сейчас, видимо, они это не любят, так как эта услуга перешла к госструктурам - замеч.Stringer), да и желающих получить их было раз в десять больше, чем сейчас». Сегодня только одна из пяти охранных структур согласится предоставить подобные услуги. Адмирал Захаров рассказывает, что слежка и вербовка в профессиональной среде «не хулятся»: ведь только зная об угрозе, ее можно нейтрализовать. «Ну и что, что не совсем законно. Если закон предпишет частным охранникам отказаться от ношения оружия, они же не перестанут это делать», – утверждают в разговоре с «Ко» бывшие силовики.
Особое место в сегменте охранной деятельности занимали крупные службы безопасности банков и корпораций, узкоспециализированные СБ компаний и так называемые карманные ЧОПы. Они существовали как отдельный хозяйственный субъект, но работали только на одного клиента. Такие структуры не были стеснены в способах и средствах: охраняли объекты и первых лиц, вели конкурентную разведку и аналитическую работу по конъюнктуре рынка. Например, ЧОП «Мангуст-сервис», учрежденный ЗАО «Ренова» и лично Виктором Вексельбергом. В его ведении находилась безопасность «Реновы», СУАЛа и лично господина Вексельберга. В конце 1990-х годов на заседаниях Госдумы сотрудников «Мангуста» открыто называли «боевиками» за методы их действий по захвату помещений конкурирующих предприятий, устранению конкурентов и далее по «силовому» списку.
Сейчас идеальной СБ, по мнению Сергея Елисеева, становится так называемая интегрированная служба, которая передает ряд функций другим департаментам компании. Тогда какой-нибудь сотрудник отдела маркетинга может даже и не догадываться, зачем он готовит тот или иной документ. Такая «диверсификация» говорит о том, что намерения компании «искренни и чисты». А вот если весь «репрессивный аппарат» консолидируют и собирают под управлением одного человека, это указывает на то, что у компании есть другие стратегии его использования. К примеру, когда бывший первый замминистра внутренних дел Владимир Козлов в один прекрасный момент стал заместителем гендиректора ЗАО «Северсталь-групп», в компании не скрывали, что он будет курировать вопросы безопасности. Бывшие коллеги вспоминают Козлова как человека исключительной честности, к тому же и его босса Алексея Мордашова сложно заподозрить в нелояльности властям.
{...}
Около двух лет тому назад, по разным данным, более 20 финансово-промышленных групп содержали свои вооруженные силы безопасности. За неимением громких скандальных историй вроде дела ЮКОСа какое-то время пресса интересовалась деятельностью СБ «Альфа-групп», привязавшись к ее «спецназовскому» названию. Эксперты полагали, что после ухода со сцены трех основных игроков в лице «Моста», ЮКОСа и «Атолла» их место заняла «Альфа». Однако ни сама группа, ни ее СБ не демонстрировали оппозиционности власти. Служба безопасности у «Альфы» была жестко диверсифицирована и представляла собой треугольник, состоящий из службы экономической безопасности, действующей как структура компании, а также охранного агентства «Альфа-Щит» и такого же предприятия «Альфа-Гарант». Кроме того, у группы была своя тренировочная база – школа специальной подготовки «Стрелец».
{...}
Некоторые западные аналитики беспокоятся, что общий потенциал российских СБ и ЧОПов может превысить потенциал пресловутой Лубянки. Два-три года назад в деловой и журналистской среде любили рассказывать историю о том, что крупнейшие олигархи с помощью своих многочисленных СБ хотят основать собственные государства с центром в виде ключевого предприятия.
При этом люди с опытом работы в различных силовых структурах не питают иллюзий по поводу масштабов разрастания спецслужб. По мнению Игоря Астахова, который вместе с адмиралом Захаровым работал в Службе безопасности президента, если говорить, например, о службе безопасности такой гигантской компании, как «Газпром», то счет сотрудников ее СБ идет никак не на тысячи, а на сотни.
(«Ко» 1997) «По количеству людей, задействованных в специальных предприятиях, с «Мостом» может сравниться только РАО «Газпром». Как в общем-то и полагается ведущей российской корпорации. Численность ее охранных подразделений достигает 12 500 человек».
(«Ко» 2007) Правда, другие бывшие силовики утверждают, что «Газпрому» в случае чего как государственной монополии помощь могут спускать и «сверху». Астахов и к этому относится скептически: «ФСБ не резиновая, ее на всех не хватит». Теперь компании не гонятся за размером штата СБ – главное, чтобы решались их основные задачи. Есть компании, где, к примеру, 90% сотрудников СБ занимаются охраной объектов и только 10% проверяют сотрудников. Есть СБ, которые тратят 80-90% рабочего времени на защиту конфиденциальной информации. Как правило, такие СБ появляются у отраслевых компаний. Например, у «Базэла» Олега Дерипаски, по данным «Ко», есть специальное подразделение, которое занимается только черным пиаром холдинга, а именно так называемыми вбросами данных и блоками на выход в масс-медиа той или иной информации. Похожие функции выполняет пресс-служба Millhouse Романа Абрамовича. При этом, к примеру, в службе безопасности компании «Инком-Недвижимость», где работал Сергей Елисеев, главной функцией была охрана офисов и проверка юридической чистоты квартир. Остальные проблемы решались по мере их появления.
Беспорядочные связи
(«Ко» 1997) «Чаще всего в одной службе безопасности работают люди из одного силового ведомства. Их подбирают медленно и со вкусом, сколачивая некое подобие команды». Так появлялись, утверждалось десять лет назад, ЧОПы-КГБ, СБ-ГРУ и мини-службы охраны президента для особо требовательных.
(«Ко» 2007) Сегодня «Ко» не удалось найти кого-либо, кто разделил бы эту точку зрения. «Если такое деление и имело место быть, чего лично я не припомню, – говорит Сергей Елисеев, – то все уже давно между собой перемешались, за эти годы кадровый состав многих СБ сменился несколько раз». Более того, участники рынка говорят, что профессиональные охранники за счет того, что проходят дополнительную подготовку и получают хорошие зарплаты, работают лучше силовиков, поскольку становятся, по сути дела, универсальными профессионалами.
«Мне вообще трудно оценить влияние силовиков на наш бизнес, – говорит Николай Краюшенко, – поскольку я не отношусь к упомянутой категории граждан. Возможно, по этой самой причине не замечаю особого влияния отставников на развитие охранной деятельности в России». «При наборе сотрудников в СБ или ЧОП главное – это смотреть на профессионализм и опыт человека», – считает Геннадий Захаров. В свое время, формируя штат охраны Бориса Ельцина, он нанимал людей из абсолютно разных сфер. Существует и еще один важный момент. «Есть неподходящие для охранной деятельности люди, они и не трусы, а слишком любят жену и детей, а нашей работе нужно отдаваться без остатка», – говорит Захаров. «Как учили нас на факультете национальной безопасности, – расшифровывает мысль бывшего начальника Игорь Астахов, – охрана – это комплекс мероприятий. Одних «шкафов» недостаточно, нужны и аналитики, и опера, и личная охрана, и связисты… Да и вообще, в «шкаф» из пистолета куда проще попасть».
«Раньше в личную охрану, если ты выходил из «девятки» (девятое управление КГБ, которое занимается охраной первых лиц государства), – вспоминает Андрей Луговой, – тебя брали не глядя. Все сразу теряли голову: «Ах, вы охраняли Ельцина, Черномыдрина, Горбачева, Брежнева, Гайдара». Я хоть и патриот «девятки», и сам Гайдара охранял, но когда начинаю подбирать людей на работу, к «своим» предъявляю еще более строгие требования». Главная проблема с приемом на работу элитных силовиков, по мнению Лугового, в том, что человек приходит устраиваться на службу с большими амбициями, устремленными в прошлое – «А знаете, кем я был?». Он уверен, будто знает все, но на деле он работал в системе, где многие задачи решали другие люди. В государственной системе есть очень четкая специализация. К примеру, человек, вышедший из «театрального подразделения» (была и такая структура, люди, охранявшие вождей исключительно на «присценической» территории), не сможет надежно обеспечить всю схему выезда в регион.
«Об амбициях можно забыть, – резюмирует Луговой. – Карьеры в охране не сделаешь, а поучиться еще придется. Век охранника недолог – до 45 лет. Потом можно стать консультантом или открыть свой ЧОП, но рынок уже переполнен, поэтому мы только поощряем наших сотрудников, если в свободные дни они делают другой бизнес или же получают новое образование».
Если сегодня и оказываются какие-то предпочтения выходцам из определенных структур, то исключительно из-за стиля их работы. Геннадий Захаров, к примеру, считает, что нет охранника лучше спецназовца: «Лучший охранник тот, кто когда-то сам нападал». Луговой считает их слишком агрессивными и психологически неуравновешенными. Однако последнее слово все равно остается за клиентом.
По словам опрошенных «Ко» участников рынка, сейчас функции СБ крупных компаний и бизнесменов все чаще выполняют люди в погонах на своих местах, они обеспечивают превентивную и информационную защиту, не покидая кресла чиновников. Тогда как собственная СБ компании обеспечивает сохранность и сопровождение первых лиц.
Впрочем, Сергей Елисеев дает потенциальным клиентам, которые до сих пор верят в «силовые контакты», совет: «Связи – дело непостоянное. Я ушел из МВД в 1996 году. Еще в 1999 – 2000 годах многие мои бывшие сослуживцы занимали высокие посты в центральном аппарате МВД, налоговой полиции. При необходимости я мог обратиться к ним с просьбой, и мне постарались бы помочь. Прошло всего три месяца, и многие из них оказались в отставке. Люди увольняются, уходят на пенсию, переводятся на другие должности и в другие регионы. Иногда гибнут или сами оказываются на скамье подсудимых. Уходя из органов, в течение года теряешь до 90% контактов. Те, кто строит работу СБ исключительно на старых служебных связях, неизменно проигрывают». Гораздо важнее иметь людей, которые хорошо знают методологию оперативной деятельности и в любой ситуации могут выстроить эффективную схему работы и новые связи, причем неважно, о чем речь – рейдерский захват, защита, проверка топ-менеджера, поиск источников утечки информации. «Главное – понимать, какие организационно-распорядительные приемы и в какой последовательности нужно использовать, чтобы достичь нужного результата», – говорит Елисеев.
Впрочем, для среды силовиков традиционным являлось не только поддержание связей, но и вражда между определенными подразделениями, которая в начале 2000-х годов трансформировалась в борьбу между СБ компаний.
(«Ко» 1997) «В этой игре никто не знает правил. Их просто нет. Традиционная «гэбэшная» этика стерта многомиллионными контрактами, а бывшие дружеские связи уже не имеют значения. Извечная конкуренция ГРУ, КГБ и МВД наконец-то реализуется в виде «наездов» друг на друга. Руководство же государственной «крыши», откуда родом охранники банков и компаний, контролируя своих бывших коллег, исходит из собственных интересов, о которых оно зачастую не ставит в известность вышестоящие органы».
(«Ко» 2007) Как говорят участники рынка, до «мочилова» сегодня не доходит. На людях сотрудники конкурирующих СБ уже научились улыбаться друг другу, а если дело заходит об общей беде, как, к примеру, мошенничество с кредитками, то СБ банков даже начинают сотрудничество. Хотя, безусловно, они продолжают вести конкурентную разведку и борьбу друг против друга. Махинации СБ компаний запросто могут перерасти в борьбу серьезных силовиков. Так, например, в начале 2000-х годов отец личного помощника замдиректора ФСБ Юрия Заостровцева руководил ЧОПом, охранявшим торговый центр «Три кита». Когда руководство «Трех китов» и соседствующего с ним ТЦ «Гранд» обвинили в контрабанде мебели, разгорелась настоящая бойня между таможней, ФСБ и Генпрокуратурой. В 2002 году победу одержала Генпрокуратура. По слухам, экс-генпрокурор Владимир Устинов также был связан с руководством компаний и оказал им посильную помощь в закрытии дела. Сразу же после отставки Устинова в 2006 году пять фигурантов дела оказались под арестом.
{...} Андрей Луговой (подозреваемый британским правосудием в отравлении полонием своего коллеги по бизнесу Александра Литвиненко), владеет группой охранных предприятий «Девятый вал». Луговой, который стал депутатом от ЛДПР, считает, что охранное предприятие не занимается бизнесом, а верно служит хозяину - потому что бизнес – это конкурентная борьба за разных клиентов, а не слепое подчинение одному «большому боссу».
{...} По данным Николая Краюшенко, рынок охранных услуг Москвы составляет около 37 млрд руб., примерно такую же сумму осваивают ЧОПы остальной России. При этом в столице сосредоточена только пятая часть охранно-сыскных предприятий страны. Но рынок постепенно сегментируется. Принято считать, что к крупным предприятиям следует относить ЧОПы с оборотом более 100 млн руб. в год, средние – от 50 млн руб., а меньший оборот характерен для мелких предприятий. В зависимости от специализации доходы охранных предприятий колеблются от 10% до 20%.
В глазах обывателей люди, которые отвечают за безопасность огромных корпораций, должны получать миллионы. На самом же деле у охранников средние по Москве зарплаты. Человек высокой квалификации, работающий в личной охране, получает около 50 000 руб. при занятости сутки – двое или день через день. Солидный директор ЧОПа или СБ получает около 100 000 руб. в месяц. Но в руководство никто особо не рвется – нагрузки больше, а на карьеру это никак не влияет – выше этой должности не прыгнешь.
Обращаясь, к примеру, в «Девятый вал» с целью организовать свою охрану, человек должен быть готов тратить 150 000 руб. в месяц минимум: это зарплата двух охранников и услуги компании. Дальше – все зависит от того, какие еще услуги могут понадобиться.
Такие зарплаты бывших силовиков, идущих в охрану, более чем устраивают. Многие, по словам Геннадия Захарова, на самом деле не хотят уходить из силовых структур, но финансовые трудности заставляют. «В 28 лет я получил звание майора, – рассказывает Андрей Луговой (подозреваемый британским правосудием в отравлении полонием своего коллеги Александра Литвиненко) – карьера развивалась стремительно, и когда в 1995 году меня в первый раз позвали на ОРТ, я отказался. Но надо было кормить семью, в «девятке» мне тогда платили $500, а на ОРТ в 1996 положили оклад $5000 – сложно было не согласиться». «На протяжении развития частного охранного бизнеса стоимость услуг росла постепенно и отражала рост профессионализации отрасли, – резюмирует Николай Краюшенко. – К августу 1998 года в Москве средняя стоимость невооруженной охраны равнялась $4 – 5 в час за одного сотрудника. После августовского кризиса цены упали вдвое и держались на этом уровне примерно до 2006 года. На сегодняшний день невооруженный сотрудник в профессиональном охранном предприятии стоит уже $6 – 7 в час. В структуре затрат охранных предприятий заработная плата (с налогами) охранника занимает примерно 65 – 70%».
"Компания", 01.12.2007, Прощание Лубянки
Ольга Кравец
Примечание Stringer: Журнал "Компания" исследовал современный стиль частных охранных агентств, находящихся на службе у бизнеса. Получилось нечто романтическое, если не считать коммерческой цели материала - показать структурам господина Фридмана, что в его "Альфа-групп" никуда не годная Служба безопасности.

http://www.stringer.ru/Publication.mhtml?Part=48&PubID=8518

6 окт. 2007 г.

Услуги по взлому

Хакер – это звучит гордо. Едва появился Рунет, алгоритмисты и системные программисты, которые в своё время выбрали технический вуз по стопам родителей-инженеров, почувствовали, что взошла их заря.

Мы много слышали о том, что Силиконовая долина чуть ли не наполовину русскоязычная, о том, что огромные суммы со взломанных серверов растворялись навсегда в электронных джунглях... Но направленные на раскулачивание-раскурочивание мощных объектов технические таланты быстро смекнули, что оборотный капитал для покупки, скажем, чистых лазерных дисков или обычного кофе для поддержания кинетической энергии мозга легко заработать, если выбросить на рынок немного ширпотреба. Дескать, штамповала же российская оборонка на мобилизационных мощностях отличные кастрюли, а мы чем хуже? И полезло-поползло на великую и незаменимую Горбушку всякое нелегальное добро – базы данных по владельцам мобильных телефонов и автомобилей, пиратское программное обеспечение. Ребята с тонкими пальцами и мозолью от мышки вошли во вкус. И вот...

Буквально пару недель назад мне в незаменимую аську шлёпнулось коммерческое предложение: "uslugi po vzlomu". И далее перечень видов продукции: детализация сотовых с текстами всех СМС, взлом электронной почты, красивые номера ICQ. Продавец "представился" номером своей "аськи" и даже оставил "мыло". Во даёт!

Ничего не боится? А ведь это не случайность, судя по всему, подобные же послания в режиме рекламного спама получили сотни пользователей методом случайной выборки – вдруг кто клюнет? И, надо думать, клюнут. Предприниматели, что не особенно доверяют образовательному уровню нанятых охранников-костоломов из собственной службы безопасности, но готовы заплатить за компрометирующие данные на сотрудников или партнёров по бизнесу. Те, кто не имеет понятия о промышленном шпионаже или профессиональной конкурентной разведке и готовы довольствоваться любыми полезными "утечками". Ревнивые супруги, которым требуется доподлинно выяснить, с кем возлюбленный потенциальный алиментщик проводит свободное время.

Иными словами, было бы желание и деньги, и можно сэкономить на найме частного детектива, но "цепочку" раскрутить до конца: от СМС "Люблю, жду, Лена" до домашнего адреса молодой разлучницы. Всего-то за 30 долларов по текущему курсу можно получить пароль для просмотра чужого "ящика" на самых массовых почтовых порталах. Обычный поисковик любезно выдаёт 1404 ссылки на сайты, предлагающие вмешательство в частную жизнь.

Конечно, единожды соблазнившись на такой лёгкий путь электронной замочной скважины, потребитель автоматически рискует стать не только правонарушителем, но и жертвой: ведь его этим фактом тот же хакер может шантажировать. А выгодно ли предпринимателю получать славу мелкого кляузника, или женщине вызывать гнев мужа, который в "результате проверки" оказался ни в чём перед ней не грешен?

Но главная проблема не в морали. А в ответе на вопрос – законна ли подобная высокоинтеллектуальная компьютерная товарно-денежная деятельность? Согласно Конституции – нет. В соответствии со статьёй 272 Уголовного кодекса неправомерный доступ к компьютерной информации, проще говоря, "хакерская атака или взлом", должны караться вплоть до лишения свободы на пять лет. Если, конечно, обвинители сумеют собрать доказательную базу против обвиняемых.

Однако башковитые ребятки с ноутбуками только посмеиваются: а вы попробуйте нас поймать... Не далее как прошлой зимой в нашем эфире один из самых заметных персонажей российского сектора Интернета в ответ на упрёк депутата, гостя студии, что, дескать, вы за деньги готовый пустить на порносайт даже первоклашку и вас необходимо призвать к порядку в порядке прокурорской проверки, презрительно ухмыльнулся и сказал в глаза, что "наезжать" не советует. А то в противном случае частный архив депутата будет вывешен для всеобщего доступа.

Красиво? Омерзительно. Даже не столько из-за поведения господ хакеров, что не опускаются до уважения простых смертных, сколько из-за того, что правоохранительные органы почему-то справиться с проблемой не могут. Чего же не хватает? Техники, образования, желания или сил? Или, может быть, просто денег, ведь самые компетентные и ловкие системные программисты вряд ли будут работать на государство и его граждан?

_ttp://www.radiorus.ru/news.html?id=217724

8 сент. 2007 г.

Китайских хакеров интерсовали немецкие ноу-хау

Визит Ангелы Меркель в Китай проходит на фоне очередного шпионского скандала в Германии. По сообщениям печати, китайские хакеры совершили атаку на компьютеры в ведомстве федерального канцлера и некоторых министерств ФРГ. Еженедельник Spiegel уверяет, что китайские шпионы, преодолев все эшелоны защиты, проникли в электронные мозги правительства ФРГ под видом безобидных приложений к электронной почте. Так называемые трояны – программы-шпионы – тайно копируют "полезную информацию" с жесткого диска компьютера и скачивают ее через интернет заказчику. Такие трояны, по сведениям журнала, своевременно были обнаружены в ведомстве федерального канцлера, министерствах иностранных дел, экономики и научных исследований. Усилиями электронных контрразведчиков атаку удалось отразить, они пресекли утечку секретных сведений объемом в 160 гигабайтов. Немецкое ведомство по охране конституции полагает, что орудовали весьма профессиональные китайские хакеры в погонах. По сведениям западных экспертов, в китайской народной армии сформированы специальные подразделения компьютерщиков, которые действуют в тесном контакте с шестью спецслужбами КНР. Проводились уже и специальные военные учения, в ходе которых отрабатывались методы сбрасывания в интернет информационного мусора и закладки электронных мин во всемирную паутину с целью блокировки компьютерных сетей. Разработки, технологии, ноу-хау В данном же случае, электронных разведчиков из Китая интересовали в первую очередь экономические данные, научные разработки, передовые немецкие технологии, ноу-хау инженеров. Правительство ФРГ отказалось комментировать публикацию журнала Spiegel, однако, представитель МВД Кристиан Закс (Christian Sachs) признал, что трояны и в самом деле большая проблема. По его словам, в министерствах и ведомствах приняты дополнительные меры для отражения такого рода атак, что и было успешно сделано. Еще в начале этого года ведомство по охране конституции сообщило, что, по его данным, Китай ведет промышленный шпионаж в Германии преимуществненно электронными методами. Особенно велик риск для малых и средних немецкий предприятий, у которых нет средств на дорогостоящие защитные программы для своих компьютерных сетей. В целом же, по статистике контрразведчиков, порядка 60 процентов шпионских дел в ФРГ так или иначе связаны с работой китайских спецслужб. Российский шпионаж в Германии Какими сведениями располагает правительтство ФРГ о российском шпионаже в Германии? Спикер правительства Томас Штег (Thomas Steg) не дал ответа "Немецкой волне", сославшись на то, что такие сведения находятся в распоряжении компетентных органов и являются секретными. Не намного словоохотливей оказались и сами компетентные органы. Но тем не менее Клеменс Хомут-Кус из ведомства по охране конституции в Баден-Вюртемберге рассказал о различиях в работе китайских и российских спецслужб в ФРГ. По его словам, в отличие от китайцев, которые интересуются прежде всего экномическими и научными сведениями и, добывая их, стараются наверстать по-прежнему сильное отставание от Запада в этих сферах, российские разведывательные службы концентрируются преимущественно на военной технике. Их цель – раздобыть информацию о технических и научных новинках именно в этой области и путем шпионажа передать эти сведения в Россию.

IBM работает над технологией атомного хранения данных

В исследовательских лабораториях IBM создается новая техника хранения цифровой информации, которая позволит в тысячи раз увеличить емкости современных жестких дисков и карт памяти. Новая технология IBM позволит хранить информацию в каждом атоме материала, из которого состоит носитель информации. Представители IBM говорят, что новая технология "атомного" хранения данных позволит не только создавать огромные по объему устройства хранения, но и выпускать довольно вместительные, однако крошечные по размерам накопители, которые можно будет размещать почти в любых электронных устройствах, которым требуется что-либо хранить в памяти. Также новая технология является важным шагом вперед в сфере нанотехнологий, так как позволяет манипулировать каждым атомом вещества в отдельности. Разработчики говорят, что в работе с новой технологией можно не только манипулировать каждым атомом, но и создавать цепочки атомов, которые, несмотря на это, будут в десятки тысяч раз тоньше человеческого волоса. "Одно из базовых свойств атомов заключается в том, что они ведут себя как маленькие магниты. Если вам удается сохранить в стабильном состоянии эту магнитную ориентацию атома на необходимое время, то это можно будет расценивать как логический ноль или единицу, иными словами при помощи такой техники хранить информацию. Поэтому очень важно понимать принципы, в соответствии с которыми существует каждый отдельный атом" - говорят в исследовательской лаборатории IBM в Сан Хосе (Калифорния, США). Данное свойство атомов, известное как магнетическая анизотропия, в IBM изучали при помощи специального микроскопа на атомах железа. "Что нам удалось сделать, так это увидеть и закрепить единый атом железа на медной поверхности и полностью изменить его магнитную ориентацию" - говорит Андреас Хайнрих, работник лаборатории IBM и один из авторов новой технологии. Исследователи отмечают, что на сегодня сделана половина работы, так как мало манипулировать свойством атомов, нужно суметь сохранить достигнутое состояние на заданное время или изменить его в любой момент по требованию. Именно тогда можно будет говорить о том, что возможна полноценная надежная система чтения-записи. В лаборатории отмечают, что на сегодня есть несколько идей относительно того, как закрепить состояние атомов, но ни одна из них пока на практике не испытана. Ученые говорят, что скорее всего до того, как эта разработка найдет свое применение в коммерческих продуктах, пройдет около десятилетия, кроме того, вероятно, что ее придется использовать с рядом вспомогательных разработок, так как в лабораторных условиях с атомами работают при температурах, близких к абсолютному нулю (минус 257 градусов). При комнатной же температуре атомы ведут себя гораздо более активно и их состояние будет удержать еще труднее. "Если все же удастся создать технологию атомного хранения, то устройства, сравнимые по объемам с плеером iPod смогут хранить порядка 30 000 полнометражных фильмов в высоком качестве" - говорит Хайнрих.

12 июн. 2007 г.

От хакеров нашли укромное местечко

Компания С-channel предлагает новую услугу для бизнесменов с параноидальным складом ума. Секретную информацию компьютера можно хранить на особых серверах в глубине швейцарских Альп, в заброшенных армейских бункерах. Оказывается, только там им не грозят ни пожары, ни хакеры, ни вирусы, ни воры. От физического взлома бункер стерегут охранники, от компьютерного — некие сверхнадежные системы защиты.

Оперативный опрос в бизнес-разведке

В процессе сбора данных часто сталкиваешься с ситуацией, когда необходимая вам информация есть у незнакомого человека. Это очень широкий спектр людей - от ваших собственных сотрудников, который в принципе готовы поделиться информацией, до сотрудников конкурента, которые не только вряд ли захотят поделиться своими знаниями с вами, так еще и постараются навредить … при случае (если узнают кто вы). Помимо этого частенько понимание того, что ваш собеседник знает что то такое, что вам очень нужно, приходит только в процессе общения с экспертами, клиентами, заказчиками, поставщиками, журналистами или другими людьми сведущими в интересующей вас области.

Условно всех людей, так или иначе полезных для сбора информации, можно разделить на несколько групп:

* собственные сотрудники;
* сотрудники компаний, общих для вас и для конкурента (поставщики товара или сырья, потребители, поставщики услуг и т.п.);
* специалисты (эксперты как частные так и объединенные в организации, сотрудники частных компаний, у которых в силу работы скапливается информация по интересующей вас тематике);
* сотрудники государственных учреждений (контролирующие органы, силовики и т.п.);
* сотрудники конкурента.

У каждой группы есть свои особенности, которые и накладывают свой отпечаток на способ работы с ними. С собственными сотрудниками работать проще - чаще всего не надо скрывать свой истинный интерес, хотя и бывают особые случаи. ТОП менеджеры часто изъявляют желание говорить. Их распорядок дня включает в себя общение с аналитиками по ценным бумагам, средствами массовой информации, местными общественными деятелями и другими посторонними лицами. Старшие управленцы, обычно, очень речистые люди и они очень гордятся своей организацией. Вопрос только в правдоподобном и весомом поводе для разговора. Управленцы среднего звена трудны для общения. Эта группа персонала включает в себя продакт-менеджеров (менеджеров по определенному виду продукции), менеджеров по маркетингу, менеджеров по планированию и тому подобное. Как правило, они не хотят с Вами разговаривать. Достаточно интересно, что эти личности часто не делятся информацией с другими людьми и в своих собственных компаниях. Если Вам обязательно надо найти подход к среднему звену управления, имейте под рукой ответы, которые Вы уже получили предварительно. Используйте управленцев среднего звена, прежде всего, для подтверждения или опровержения ваших предположений. С сотрудниками компаний, общих для вас и для конкурента ситуация несколько иная. Они видят в вашей компании источник получения собственной выгоды. Именно это и нужно помнить планируя и осуществляя работу с ними. Специалисты зарабатывают на обмене информацией, поэтому и строить свою стратегию нужно на предложении выгоды от обмена информацией. Сотрудники государственных учреждений, по природе своей деятельности, должны контролировать соответствие деятельности бизнеса требованиям закона и восстанавливать это соответствие, в случае необходимости. Именно это и нужно учитывать для эффективной работы с ними. Сотрудники конкурента - особая категория. Они в принципе не расположены к общению с конкурентами, а уж помогать…

Процесс работы с людьми вне компании требует определенной самоотдачи и должен проводиться активно на постоянной основе. Вначале нужно согласиться с тем, что источниками информации для вас являются такие же люди, а соответственно у них есть свои потребности, свои желания, свои взгляды и т.п.. Поэтому и работать с ними нужно так, чтобы у них после общения с вами осталось благоприятное впечатление и желание еще пообщаться именно с вами. Это не просто и требует определенной самоотдачи, но и результат получается значительный. Прежде чем начинать работу с людьми по сбору определенной информации необходимо для себя ответить на ряд вопросов:

* С кем мне следует переговорить (кто может быть осведомлен в данной области)?
* Какие вопросы мне следует задать (о чем спросить)?
* Как мне следует задавать эти вопросы? Какую легенду использовать?
* Когда и как я смогу классифицировать эту информацию, как факт, а не слух?

Телефонная беседа - возможно, лучший метод для целей сбора неопубликованной информации из внешних источников. Они быстры, гибки и, относительно, недороги. При терпении и настойчивости вы можете обеспечить контакт с большим числом людей в короткий период времени. Вооруженные полученными ответами, вы можете быстро определить, сколько еще дополнительной информации вам требуется. Вы, также, можете определить, куда и кому еще следует позвонить. Когда в процессе телефонного разговора всплывает новый источник, то вы можете немедленно вступить с ним в контакт, сославшись на предыдущий телефонный разговор. Но есть одно ограничение - когда вы общаетесь по телефону не стоит задавать новому знакомому достаточно сложные вопросы - ограничьтесь несколькими простыми и уместными вопросами. В этом случае вы с большей вероятностью получите результат......

Автор Нежданов Игорь Юрьевич

Продолжение тут.

Pipl.com ищет людей в скрытом Интернете

Новый сервис для поиска информации о людях Pipl.com открылся для бета-тестирования. Его отличительной особенностью является индексирование "глубокого Веба" ("the deep Web") - огромной части Сети, игнорируемой ботами прочих поисковых машин. По оценкам руководства Pipl.com, "глубокий веб" в 500 раз больше "поверхностного". Поэтому он представляет собой ценный источник информации, в первую очередь - о людях. Проходя по анкетам пользователей многих онлайн-сервисов, бот собирает досье на каждого человека. В качестве примеров используемых сервисов указаны ICQ, Amazon, Frendster, Flickr, MySpace. Новый поисковый сервис отличается и на первый взгляд - на его главной странице не одно тестовое поле, а целых пять. Каждое из них является дополнительным фильтром - имя, фамилия, город, штат и страна. Заполнив лишь поле с фамилией, можно получить полный список источников. Результаты поиска выглядят как список сервисов, имеющих упоминания о данном человеке. За недолгую историю существования Pipl.com успел получить несколько наград. Одна из них была вручена накануне за третье место в номинации "Поиск" на Web 2.0 Awards, пишет WebProNews.com. Задача поиска информации о людях встает не впервые. Два года назад был запущен сервис Zoominfo, использующий общедоступные источники информации для пополнения индекса. Принципиально он не отличался от существующих поисковиков, а вот в силу технических проблем индекс очень слабо пополнялся. В результате спустя два года сервис остался на прежнем уровне - база увеличилась всего на 10 млн, с 25 до 35 млн человек, соответственно. При этом, судя по всему, индекс пополняется жителями лишь США и Канады. Меньше месяца назад Вебпланета писала о подобном сервисе на Рамблере. Совместно с телекомпанией "ВИД" в рамках службы "Жди меня" был запущен поиск по владельцам ящиков @rambler.ru. По сообщению главного редактора телекомпании, это позволило увеличить скорость поисков вдвое.
Конкурентная разведка (англ. Competetive Intelligence) - сбор и обработка информации, для снижения неопределенности при выработке управленческих решений, осуществляемые в рамках закона и с соблюдением морально -этических норм (в отличие от промышленного шпионажа). Другие часто встречающиеся названия конкурентной разведки бизнес -разведка, деловая разведка, аналитическая разведка, стратегическая разведка. Такое обилие синонимов связано с не сформировавшимся еще в России рынком конкурентной разведки.
Само словосочетание конкурентная разведка уже несет в себе информацию о том, что из себя представляет данный вид деятельности. Конкурентная (в сочетании конкурентная разведка) обозначает направление интереса конкурент. А разведка указывает на получение информации о конкуренте. Также как и в словообразовании бизнес-разведка слово бизнес обозначает что вызывает интерес в данном случае бизнессреда.
Но есть еще одно интересное словобразование, которое утвердилось в бизнесе. Это аналитическая разведка. Аналитическая разведка понятие составное. Причем составное как в лингвистическом смысле, так и в прикладном. Как видно из самого термина этими частями являются анализ и разведка. Для полного понимания необходимо разобрать эти понятия по отдельности. БСЭ дает следующее определение.
АНАЛИЗ - (от греч. analysis - разложение, расчленение), процедура мысленного, а часто также и реального расчленения предмета (явления, процесса), свойства предмета (предметов) или отношения между предметами В академической среде существует как минимум две трактовки:
1. - Анализ как операция - это действия, связанные, прежде всего, с умозрительным "расчленением" объекта на части, его составляющие для изучения этих частей (и структурных связей между ними в том числе);
2. - Анализ как область мыслительной практики - это сложная система мыслительных операций по изучению систем (субъектов, объектов, процессов или явлений), выражающихся затем в формализованном виде.
При этом они обе по сути говорят об одном и том же, но разными словами и применительно к разным объектам. Если то же самое сказать более современным и простым языком то Анализ - метод исследования явлений и процессов, в основе которого лежит изучение составных частей изучаемого объекта, их структурирование, изучение их взаимодействия, их взаимовлияния.
Теперь необходимо понять что такое разведка. Словарь Брокгауза и Ефрона предлагает такую трактовку
Разведка - сбор сведений о неприятеле, в мирное время посредством военных агентов, шпионов, карт, планов, статистич. работ и т. п., в воен. время посредств. дезертиров, пленных, шпионов
Если посмотреть на данный термин с точки зрения филологии, то получается, что его основу составляет старорусское слово ВЕДАТЬ , которое означает ЗНАТЬ о чём то, иметь о чём-то знания, информацию. В таком случае слово разведка обозначает получение знаний о чём то.
А в сочетании АНАЛИТИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА обозначает разведывание посредством анализа. Или говоря расширенно получение знаний (информации, сведений и т.п.) посредством аналитических операций. Тоесть получение новых сведений об объекте своего интереса посредством изучения имеющихся данных о нём и не прибегая к непосредственному контакту. Строго говоря понятие АНАЛИТИЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА это масло масленное , поскольку понятие АНАЛИЗ уже подразумевает получение новых знаний об объекте посредством обработки имеющихся данных. Но это понятие прижилось в современном Русском языке. Наибольшее распространение оно получило в бизнесе для обозначения такого вида деятельности как исследование бизнессреды и её составляющих. Часто данное понятие используют как синоним для таких словобразований как бизнес - разведки, конкурентная разведка, деловая разведка и т.п..
Исходя из сказанного аналитическую разведку необходимо рассматривать как составную часть разведки в целом - как элемент разведывательного цикла. В цепочке "постановка задачи - сбор информации - обработка информации - представление результатов" аналитическая разведка занимает важное место, но тем не менее без добывающего звена, без четко определенной цели, без правильной презентации результатов, аналитическая разведка не сможет справиться с теми задачами, которые ставят заказчики.