21 февр. 2013 г.

Философский взгляд на войны будущего

Философский взгляд на войны будущего 
Константин Сивков

«Военные готовятся к прошедшим войнам» – широко распространенная и отчасти справедливая поговорка. В основной своей массе теоретики и практики слишком поздно осознают факт начала революции в военном деле. В полном объеме это происходит уже после завершения всех коренных преобразований. Государства, военные теоретики которых с упреждением осмысливали наметившиеся изменения, всегда оказывались победителями в войнах и вооруженных конфликтах.
Середина XX столетия ознаменовалась революцией в военном деле. Основным содержанием этих изменений стал переход от армий индустриальной эпохи к вооруженным силам ранней постиндустриализации. В результате в мировоззрении теоретиков и практиков произошли существенные изменения.
Во-первых, последовал отход от двухмерного отражения действительности к трехмерному. Если раньше военные действия организовывались с привязкой к плоскости, то теперь рассматриваются объемные пространства.
Во-вторых, изменился масштаб мышления. Стратегия, ограничивавшаяся ранее фрагментами материков в пределах нынешних операционных направлений, теперь рассматривает целые континенты. Если до этого на тактическом уровне рассматривалась глубина воздействия, измеряемая десятками километров, то теперь речь идет о сотнях и тысячах.
Однако в основе армейского мировоззрения еще сохранился вульгарный материализм – суть вооруженной борьбы воспринималась как разрушение и захват различных видов материи, точнее – вещества.
Качественные изменения в военном деле, определившие революцию в этой сфере, в основном завершились к исходу 60-х годов. В дальнейшем стали накапливаться количественные изменения. Вместе с тем масса признаков свидетельствует о том, что с конца XX века начались новые коренные преобразования. Этот процесс находится в самом начале своего развития, однако основные его тенденции уже достаточно хорошо себя проявили.

Военная революция

Прежде всего хорошо просматривается новая сфера вооруженной борьбы – информационная. Еще недостаточно полно разработаны ее теория, критериальный аппарат, способы и формы, а также методы количественной оценки эффективности подобного противоборства. Не существует специфически обособленного вида или хотя бы рода войск, предназначенного для ведения информационной борьбы. То есть нет всего того, что позволило бы заявить о возникновении самостоятельного способа ведения военных действий. Но об этом весьма активно говорят и организовывают информационное противоборство на различных уровнях – от стратегического до тактического.
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/14542


Другим важным фактом стало изменение философских основ взглядов на содержание вооруженной борьбы. Если ранее ее рассматривали как столкновение боевых единиц, поражающих друг друга в ходе огневого противоборства, то теперь это столкновение функциональных – боевых систем в целях лишения противостоящей стороны способности к действиям. Поворот в данном направлении только начат. Этот процесс еще не нашел полноценного осмысления даже в основах военной теории, не в полной мере отработаны методические основы нового функционального подхода. Но в отдельных случаях он уже находит практическое применение, в частности в виде программно-целевого подхода, применяемого при планировании развития вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ), а также строительства вооруженных сил.
Есть и другие менее значимые признаки нарастающей революции в военном деле. Например, появление большого спектра качественно новых видов оружия – основанного на новых физических принципах и нелетального. Но более важными представляются проблемы философского характера.

Вечный спор

Первая из них – во вскрытии взаимосвязи материи и информации, соотношения духовного и материального, в формировании на этой основе описания мира как целостной системы, раскрытии существа реализации принципа взаимосвязанности мира в целом.
Каким же образом такая, казалось бы, сугубо философская, абстрактная, далекая от военной практики проблема может оказать влияние на развитие ВВСТ пусть даже в отделенном будущем? Произойдет это за счет изменения мировоззрения теоретиков и практиков, их представлений о существе вооруженной борьбы и выделения в ней новых ранее игнорируемых аспектов.
И такой процесс уже идет. Он проявляется по двум основным направлениям через выделение новой сферы военных действий – информационного противоборства и распространение функциональных представлений о существе вооруженной борьбы. Сегодня восприятие этого серьезно изменилось даже по сравнению с концом 90-х годов прошлого века.
Краеугольным камнем данного явления стал начавшийся подспудно, пока не осознанный даже в научных кругах пересмотр существа главного вопроса философии, лежащего в основе мировоззрения всех без исключения людей. Это вечный спор о том, что первично – материя или сознание. Особо подчеркну: именно сознание, а не дух.

Основной момент

Сама такая постановка вопроса разделяет две сущности – материю и сознание, противопоставляя их друг другу. В естественно-научной форме эта тема обозначается в разделении и философском противопоставлении вещества (во всех формах его проявления) и информации, порождая различные теории, основанные на понятии «самостоятельно существующего информационного поля» типа известной ноосферы Вернадского.
Между тем даже наша военная практика говорит о том, что такое разделение весьма условно. Достаточно вспомнить проблему сил и средств РЭБ, их роль и место в системе вооружения.
Одним из перспективных направлений решения этой задачи является представление информации как формы описания внутреннего структурирования материи в широком смысле. При этом, опираясь на все накопленные человечеством знания, можно смело утверждать, что нет материи без структуры, как нет структуры без материи. Эти две сущности неразделимы, как грани одного и того же стакана: без первой не может быть второй и наоборот. Соответственно едины материальный и информационный аспекты представления мира. То есть речь идет о системном единстве и неразделимости материи и сознания, бессмысленности их противопоставления – четвертом ответе на основной вопрос философии в противовес трем другим: идеалистическому (приоритет сознания), материалистическому (приоритет материи) и дуалистическому (равноправие противоположных сущностей – материи и сознания).
При этом качества объектов мира в равной степени определяются как материальным, так и структурным аспектом. Преобразование любого из них неизбежно влечет изменение качеств объекта, а значит, и характера его взаимодействия с другими объектами мира. В качестве примера достаточно привести графит и алмаз. Оба этих вещества представляют собой углерод, но структурно организованный по-разному.
Такой ответ на основной вопрос философии открывает качественно новые возможности в представлении механизмов развития взаимосвязанного мира, а соответственно и иные представления о существе вооруженной борьбы при появлении широкого спектра неизвестных ранее технологий военного противоборства.
Изменение мировоззренческих основ любой деятельности всегда происходит при смене поколений. Поэтому утверждение новых взглядов в сфере военной теории и практики произойдет не раньше, чем в среднесрочной перспективе, а их воплощение в развитии ВВСТ, способах и формах ведения вооруженной борьбы, структуре вооруженных сил – лишь в отдаленной перспективе, лет через 15–20, на завершающем этапе начавшейся революции в военном деле.
Такие преобразования неизбежно приведут к масштабным изменениям, включая характер военных действий. При этом системы вооружений будут столь многообразны, что спрогнозировать их весьма трудно. Однако на качественном уровне некоторые характерные черты можно увидеть уже сейчас.
В теории и практике вооруженной борьбы значимость материального (огневого) и информационного противоборства уравняется и они функционально сольются в единые формы военных действий на всех уровнях – от стратегического до тактического. Вместе с тем информационное противоборство вберет в себя как составные части РЭБ, так и маскировку.
В вооруженных силах большинства развитых стран мира, вероятно, выделятся две равноправные функциональные подсистемы – материального (огневого) и информационного поражения. А в их организационной структуре может появиться новый вид или род войск – информационные войска.
В системе вооружения армий передовых государств удельный вес средств информационной борьбы существенно возрастет. По многообразию систем и образцов оружия они, возможно, даже превзойдут традиционное вооружение.
Основным источником пополнения информационного оружия станут вероятнее всего системы, основанные на новых физических принципах, а удельный вес подобного вооружения будет непрерывно возрастать, что, собственно, и наблюдается сегодня.

Управляемый разум

Философское переосмысление существа взаимосвязи вещества и информации позволит разрешить другую важнейшую проблему, которая может оказать значительное влияние на характер вооруженной борьбы и развитие систем вооружения. Это вопросы разработки двух теорий – объясняющей природу интеллекта и раскрывающей механизмы психотронного влияния на живые существа различных излучений. Разрешение проблемы позволит приступить к созданию систем и средств, позволяющих оказывать эффективное психотронное воздействие с заранее заданными результатами, в том числе и на значительных территориях (тысячи квадратных километров) и с больших дистанций (более тысячи километров).
Возможность подобного влияния на человека и другие биологические объекты давно доказана и проверена на практике. Более того, существуют системы оружия, использующие эти эффекты. Физика такого процесса состоит в воздействии на живой организм излучением, совпадающим по частоте с происходящими в теле процессами. Возникающие резонансы меняют его внутреннюю структуру, приводя к психическим расстройствам, нарушениям физиологии и даже смерти. В этих целях может использоваться электромагнитное или звуковое излучение.
Существующие технологии весьма грубы и позволяют лишь на короткое время воздействовать на эмоциональную сферу человека, вызывая чувство страха, агрессии или беспричинной эйфории. Поэтому они пока недостаточно эффективны.
Для повышения избирательности и достижения более сложных результатов, например принуждения человека к вполне определенным действиям, необходимо понять механизмы возникновения сознания и высшей психической деятельности людей. Это знание позволит разработать комплекс психотронных воздействий, способных осуществлять более целенаправленное управление сознанием и действиями человека.
В настоящее время ведутся весьма интенсивные исследования, в частности в США, по следующим направлениям:
  • создается эффективное средство психотронного воздействия как для ограниченных территорий, так и глобального характера. В качестве масштабных средств можно назвать проект HAARP, который вызывая низкочастотные колебания в ионосфере и генерируемые этим низкочастотные электромагнитные излучения, способен в принципе оказывать подобное влияние на жителей целого континента;
  • собираются экспериментальные данные о психотронных эффектах различных воздействий на человека. Этот пока еще основной, фактически статистический метод совершенствования такого оружия уже практически исчерпал себя, поскольку не позволяет спрогнозировать результат более сложной программы;
  • разрабатывается теория возникновения сознания людей и на этой основе эффективные методы психотронного управления ими.

Уровень этих работ позволяет сделать вывод, что более или менее адекватное реальности учение, объясняющее возникновение и функционирование человеческого сознания, будет создано к 2020–2025 годам. Соответственно воплотиться эти научные достижения в конкретные системы вооружения могут уже к 2030–2035 годам. По своей сути это будут системы дистанционного зомбирования личного состава войск противника и его населения.
Вероятно, что на первых порах создадут вооружение для тактического применения – психотронные системы поля боя. Они позволят, управляя сознанием военнослужащих противоборствующей стороны на поле боя, принуждать их к отказу от выполнения боевой задачи. При дальнейшем совершенствовании такие системы станут использовать для более сложных действий – принуждению к сдаче в плен или даже к переходу части подразделений на сторону противника и началу ведения боевых действий против своих войск. Тем самым достигается цель войны с существенно меньшими затратами своих ресурсов и минимальными войсковыми потерями.
В отдаленной перспективе в случае разработки методов прогноза с достаточно высокой точностью динамики электромагнитных явлений в ионосфере при различных видах воздействия на нее возможно появление психотронных систем вооружения стратегического назначения, которые вероятнее всего будут основаны на таких проектах, как HAARP. Подобное оружие позволит управлять сознанием людей на территории оперативно важных районов или даже континентов в целом. В этом случае политические цели войн могут быть достигнуты и без применения (или в весьма ограниченном масштабе) традиционных вооруженных сил, которые понадобятся только для выполнения полицейских функций – поддержания порядка на этих территориях.

Для следующих поколений

Таким образом, появление систем психотронного оружия может в определенной мере потеснить традиционные системы вооружений в военных действиях будущего, что потребует, естественно, выработки новых способов и форм ведения боевых действий и изменения сложившихся взглядов на состав и структуру вооруженных сил.
Сегодня для военных теоретиков анализ проблем фундаментальной науки, в частности философии, не должен восприниматься как пустая трата времени на абстрактные рассуждения. Они обязаны заглядывать на 20–25 лет вперед, иначе невозможно решить ни одной практической задачи планирования военного строительства на перспективу. Результаты исследований, которые сейчас кажутся весьма далекими от военного дела, с большой вероятностью будут востребованы в будущем.
Подробнее: http://vpk-news.ru/articles/14542

Комментариев нет: